наверхНаверх

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера

Сибирского отделения

Российской академии наук

Якутское региональное отделение

Российского исторического общества

Переход к рыночной экономике. Развитие промышленности, транспорта и связи.

Попытки реформирования советской экономиче­ской системы, предпринимавшиеся в период пере­стройки, при сохранении ведомственного диктата, ужесточении государственного регулирования и контроля по отношению к хозяйствующим субъек­там, в том числе новым объединениям – коопера­тивам и арендным предприятиям, оказались прак­тически безрезультатными. С 1988 г. начался общий кризис в промышленности и сельскохозяйственном производстве. Сокращение объема капиталовложений привело к тому, что уже в 1990 г. в Якутии не удалось выполнить план капитального строительст­ва почти по всем основным показателям, а по важ­нейшим социальным объектам программа была реализована только на 60-80% [История Якутии..., 2001, С. 171]. С этого времени показатели производ­ства важнейших видов промышленной продукции в республике стали неуклонно снижаться. Как и по всей стране, нарастали кризисные явления в сфере экономики, усугубился продовольственный и то­варный дефицит.

В этой обстановке Верховный Совет СССР 13 июня 1990 г. принял постановление «О концеп­ции перехода к регулируемой рыночной экономике в СССР», в котором объявил переход к рыночным отношениям главным содержанием радикальной экономической реформы и поручил Совету Мини­стров СССР представить к 1 сентября 1990 г. «про­грамму взаимосвязанных по направлениям и сро­кам мер по формированию структуры и механизма регулируемой рыночной экономики, включая но­вые подходы к финансово-кредитной и ценовой политике, предложения по изменению системы ор­ганов управления народным хозяйством Союза ССР, прогноз социально-экономических последст­вий перехода к рыночным отношениям» [СНД и ВС СССР, 1990, № 25, ст. 464]. Однако принятое на основании этой концепции законодательство, на­правленное на расширение коммерческих услуг и структур при сохранении государственного регули­рования цен, не менявшихся с 1961 г., оказалось малоэффективным.

В отличие от союзного правительства российские власти изначально считали, что рыночные рефор­мы должны носить более радикальный характер. Главным содержанием экономической политики России уже с 1990 г. стало разрушение монополь­ной государственной собственности и создание многообразия форм собственности на основе их равного правового статуса. 25 декабря 1990 г. в РСФСР был принят Закон о предприятиях, допус­кавший разные формы предпринимательской дея­тельности, в том числе акционерные общества. Затем, 3 июля 1991 г., утвердили закон «О привати­зации государственных и муниципальных предпри­ятий в РСФСР», который установил первоначаль­ные организационно-правовые основы преобразова­ния отношений собственности на средства произ­водства путем приватизации государственных и муниципальных предприятий. Предусматривалось создание именных приватизационных счетов, пре­имущественное право работников предприятий на выкуп их акций. В соответствии с этим законода­тельным актом Верховный Совет Якутской-Саха ССР 19 октября 1991 г. принял закон № 654-XII «О разгосударствлении и приватизации предпри­ятий в Якутской-Саха ССР». Основными задачами проведения приватизации в нем объявлялись: пре­одоление монополии государственной собственно­сти, обеспечение гражданам реальной возможности стать собственниками средств и продуктов общест­венного производства, создание условий для сво­бодной предпринимательской деятельности, форми­рование эффективной, социально ориентированной рыночной экономики [Федоров, 1999а, С. 14-15].

Темпы приватизации были значительно ускорены после развала СССР. Этому предшествовало обнародование в конце октября 1991 г. президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным на Съезде народных депутатов РСФСР программы «шоковой терапии», образование в ноябре 1991 г. «кабинета реформ» во главе с Е.Т. Гайдаром и издание 10 ука­зов, положивших начало радикальным экономиче­ским преобразованиям: либерализации внутренней и внешней торговли, свободному ценообразованию, запуску механизма конкуренции между отраслями и предприятиями, приватизации основных средств, принадлежавших государству [История России..., 2009, С. 581-582]. Первым шагом стала либерализа­ция розничных цен – освобождение их от государ­ственного регулирования с 1 января 1992 г. В Яку­тии цены были отпущены чуть позднее, в расчете на ослабление первой волны их резкого роста, что в условиях свободных цен по стране вызвало отток отдельных видов продовольственных товаров за пределы республики.

29 января 1992 г. Б.Н. Ельцин подписал указ № 66 «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий». Указом утвержда­лось семь положений об организационных вопросах приватизации, о методике оценки ее объектов, преобразовании государственных и муниципальных предприятий в открытые акционерные общества, приватизационных аукционах и конкурсах и т.д. Наличие финансовых возможностей в этот период позволило руководству Якутии реализовывать со­циально-экономические преобразования хотя и по общероссийской модели, но с учетом региональных особенностей, обусловленных территориальным размещением производства, сырьевой направленностью экономики, неразвитостью производственной и социальной инфраструктуры [Федоров, 1999а, С. 16]. Немаловажное значение имело и то, что в 1990-е годы земля, недра и природные ресурсы на­ходились в собственности республики.

По состоянию на 1 января 1997 г., с начала про­цесса приватизации в РС (Я) было разгосударствле­но 393 государственных и муниципальных предпри­ятия, из них 275 – республиканской, 118 – муниципальной собственности. Наиболее быстрыми темпами этот процесс проходил на первом этапе приватизации, в 1992-1994 гг.: в 1992 г. было разгосударствлено 130 предприятий, в том числе 64 – республиканской и 66 – муниципальной формы собственности, в 1993 г. – всего 168, в том числе по формам собственности соответственно 136 и 32, в 1994 г. – 64, в том числе 51 и 13. В 1996 г. него­сударственный сектор в экономике Якутии стал доминирующим. Его доля в объеме производства в промышленности составила 77%, в сельском хозяй­стве – 85%, в строительстве – 91%, в сфере плат­ных услуг – 49%, грузоперевозок – 46%, перевоз­ки пассажиров – 32% [Федоров, 1999а, С. 16-17].

Процесс приватизации промышленных предпри­ятий в РС (Я) происходил неравномерно. В 1992 г. было приватизировано всего 83 предприятия, или 2,4% от их общей численности [Оглезнева, 1999, С. 45]. В дальнейшем с ликвидацией крупных гор­но-обогатительных комбинатов, падением промыш­ленного производства этот процесс ускорился. В 1998 г. в Якутии насчитывалось 892 промышлен­ных предприятия, в том числе по формам собст­венности: государственных – 95, муниципаль­ных – 50, общественных организаций – 4, част­ных – 548 [Промышленность..., 2003, С. 17].

На первом этапе приватизации акционирование стратегически важных предприятий, имевших осо­бое значение для экономики республики, было проведено с преобладающей долей государственного пакета акций. Среди акционерных компаний крупнейшей являлась «Алмазы России – Саха» (АЛРОСА), образованная Указом Президента Рос­сийской Федерации Б.Н. Ельцина от 19 февраля 1992 г. на базе предприятий научно-производствен­ного объединения «Якуталмаз». В 1998 г. она была переименована в АК «АЛРОСА» (ЗАО). В 2011 г. АК «АЛРОСА» была преобразована в открытое акционерное общество. Как уже отмечалось, в организа­ционно-правовой форме компании впервые был соблюден принцип паритетности интересов госу­дарства и территории, где добываются природные ресурсы. Акционированы были и многие другие крупные предприятия: Вилюйгэсстрой, Якутск­энерго, Якутзолото и др. 25 декабря 1992 г. была образована национальная акционерная компания «Саханефтегаз».

Процесс приватизации предприятий в Республи­ке Саха (Якутия) имел еще ряд отличий от обще­российского: применялась «местная» схема прива­тизации, при которой имущество с 70%-м износом передавалось трудовому коллективу безвозмездно; на начальном этапе (1992-1993 гг.) более широко применялся инвестиционный конкурс в качестве способа приватизации; к обвальной приватизации приступили позднее, а к точечной перешли рань­ше, чем в целом по РФ [Азарова, 1998, С. 10-11].

По замыслу идеологов приватизации, ее успеш­ное проведение должно было создать конкурент­ную среду, стимулировать товаропроизводителей увеличивать объемы, расширять ассортимент, улуч­шать качество продукции. Однако, как отмечает большинство исследователей, поставленные цели не были достигнуты. Из-за слабости рыночных меха­низмов эффективность приватизированных предприятий была низкой, а доходы республики от это­го процесса мизерными – в среднем меньше 1% от консолидированного бюджета РС (Я) [Там же, С. 8]. Как и в стране в целом, приватизация в Якутии имела ряд негативных социально-экономи­ческих последствий: обвальное разрушение хозяйст­венных связей между предприятиями, поставщика­ми и потребителями; отчуждение от собственности рабочих и подавляющего большинства инженерно-­технических работников; разрушение социальной и производственной инфраструктуры; бурный рост криминализации и рейдерских захватов собствен­ности.

В то же время следует подчеркнуть, что в 1990-е годы руководство РС (Я) во главе с прези­дентом М.Е. Николаевым «не допустило массовой приватизации и крупных фактов бесплатного раз­государствления имущества» [Егоров, Егорова, 2011, С. 7]. На начало 1998 г. в экономике Якутии на долю государственной собственности приходилось почти 13%, частных предприятий – 67%, муниципаль­ных – 7% и т.д. К 2002 г. доля предприятий и организаций государственной формы собственности в республике увеличилась до 20,8%, в то время как на общероссийском уровне она составляла всего 4,1%, а в Дальневосточном округе – 7,7% [Горбу­нов, 2013].

В первом десятилетии XXI в. в отношении государственной собственности РС (Я) произошли серь­езные изменения. Произошла ее массовая федера­лизация путем безвозмездной передачи в федеральную собственность и приватизация путем продажи активов республики, имевшихся в акцио­нерных обществах. Были проданы солидные доли акций государства в ОАО «Сахателеком», ОАО ХК «Якутуголь», ОАО НК «Саханефтегаз», ОАО «Якутгазпром» и других акционерных компаниях. Глав­ной целью разгосударствления активов, по мнению руководства Якутии того времени во главе с прези­дентом В.А. Штыровым, должно было стать привле­чение крупных инвесторов путем выгодной для республики продажи. Этим, однако, воспользова­лись прежде всего олигархи, владевшие крупными компаниями (ОАО «Сургутнефтегаз», ОАО «Полюс золота», ОАО «Мечел» и др.) и преследовавшие лишь свои узкособственнические интересы.

В целях защиты интересов республики в ноябре 2010 г. Государственное Собрание (Ил Тумэн) РС (Я) приняло постановление «О государственном иму­ществе Республики Саха (Якутия), не подлежащем отчуждению в 2011-2013 гг.». В нем предусматри­вался дифференцированный подход к отчуждению государственной доли акций в акционерных обще­ствах. Например, не подлежали отчуждению акции: до 100% – ОАО «Сахатранснефтегаз», ОАО «Саханефтегазсбыт», ОАО «Нижне-Ленское», ОАО «РИК»; 51% – ОАО «Морской порт Тикси»; 32% – АК «АЛРОСА»; 10% – ОАО «Алроса-Нюрба»; 25,5% – ОАО «ЛОРП»; 40,55% – ОАО АК «Железные доро­ги Якутии»; 62,09% – АКБ «Алмазэргиенбанк»; 74% – ОАО «Якутский хлебокомбинат»; 25,1% – ОАО «Корпорация развития Южной Якутии», ОАО «Корпорация Восточной Якутии»; 50% плюс 1 ак­ция – ОАО «Региональная страховая компания «Стерх» и т.д. Однако постановление носило поло­винчатый характер. Ограничение приватизации го­сударственных акций было установлено лишь в от­ношении 21 предприятия, что составляло всего пятую часть всех акционерных обществ республи­ки. В этот перечень не вошли многие крупные компании, такие как ОАО «Якутуглестрой», ОАО «Судоходная компания «Арктическое морское паро­ходство», ОАО «Авиакомпания «Якутия», ОАО «Авиакомпания «Полярные авиалинии» и т.д., что вызвало серьезную озабоченность общественности республики [Егоров, Егорова, 2011, С. 9]. К сожале­нию, со временем эти опасения подтвердились. Уже к моменту принятия постановления 2010 г. удель­ный вес предприятий и организаций государствен­ной формы собственности в РС (Я) сократился бо­лее чем в 2 раза и составил 9,1% [Горбунов, 2013].

Находясь в едином законодательном и экономи­ческом пространстве Российской Федерации, Рес­публика Саха (Якутия) не избежала крайне нега­тивных последствий проводившихся радикальных реформ. В условиях разрыва хозяйственных связей, либерализации цен и, как следствие, кризиса вза­имных неплатежей предприятий и инфляции про­изошел резкий спад промышленного производства. Уже в 1990-1993 гг. выпуск промышленной продук­ции сократился на 25%. В частности, добыча угля упала с 16,9 млн т до 13,0 млн т, производство це­мента – с 369 тыс. т до 219 тыс. т и т.д. [История Якутии, 2001, С. 73]. На 1 ноября 1992 г. в республи­ке 38,2% предприятий являлись убыточными, объем выпущенной продукции по сравнению с пре­дыдущим годом снизился на 20,9% [Оглезнева, 1999, С. 45-46]. В целом же за 1991-1996 гг. объем произ­водства вырос только по газу и нефти, по осталь­ным видам продукции произошел довольно резкий спад: добыча угля упала до 72,9%, золота – до 2/3, вывоз древесины – до 21,9%, изготовление цемен­та – до 74,2%, сборного железобетона – до 21,2% к уровню 1991 г. [Федоров, 1999а, С. 17].

Относительный рост объема промышленного производства достигался в основном за счет алмазо­добывающей промышленности. К моменту преобра­зования объединения «Якуталмаз» в АК «АЛРОСА» в 1992 г. объем ее продукции составлял 55% от объема всей промышленной продукции республи­ки. При реорганизации удалось избежать радикальной ломки сложившихся направлений работы и сохранить преемственность традиций и кадров. Ог­ромное значение имело и то, что благодаря созда­нию компании сводились воедино все этапы про­изводственного процесса, начиная с горных работ и обогащения и заканчивая сортировкой и реализацией алмазов. Акционерами компании на момент ее создания являлись: от России – Министерство государственного имущества РФ (32% акций), от Республики Саха (Якутия) – Министерство по управлению государственным имуществом РС (Я) (32%), администрации восьми улусов РС (Я), на чьих территориях компания осуществляла свою деятельность (по 1%), Общероссийский обществен­но-государственный фонд социальных гарантий военнослужащим (5%). Остальные 23% были рас­пределены между работниками предприятий и ор­ганизаций алмазного комплекса [Якутия. Хро­ника..., 2007а, С. 149]. Первым президентом АК «АЛРОСА» стал В.В. Рудаков, в августе 1993 г. его сменил А.Д. Кириллин. В августе 1995 г. на долж­ность президента компании был избран В.А. Шты­ров, при котором АК «АЛРОСА» превратилась в одну из наиболее мощных и перспективных рос­сийских компаний [Якутия: историко-культурный атлас, 2007, С. 655-656]. В дальнейшем, с 2002 г., компанию возглавляли В.Т. Калитин, А.О. Нечипо­рук, А.В. Жарков и др. По состоянию на июль 2016 г. акции компании принадлежали: Российской Федерации – 33%; Республике Саха (Якутия) – 25% + 1 акция; восьми муниципальным образова­ниям РС (Я) («алмазная провинция») – 8%; иным юридическим и физическим лицам – 34%.

В первые годы создания и деятельности компа­нии имелись определенные трудности, вызванные изменением схемы движения алмазного сырья и порядка его сортировки. В дальнейшем положение стабилизировалось. Большое значение для отрасли имел Указ Президента РС (Я) № 363 от 19 февраля 1993 г. «О мерах по развитию алмазодобывающей промышленности в Республике Саха (Якутия) в 1993-1995 гг.», где развитие этой отрасли объявля­лось особо важным, приоритетным направлением структурной перестройки экономики республики. Согласно указу, объекты капитального строительст­ва, включенные в государственную программу раз­вития алмазодобывающей промышленности, в пер­воочередном порядке вносятся в перечень особо важных объектов; также в нем предусмотрены на­логовые льготы и другие меры, стимулирующие рост производства [Федоров, 1999а, С. 17].

Являясь одним из крупнейших мировых производителей ал­мазов, «АЛРОСА» обеспечивала в виде различных налогов и платежей до 70% доходной части бюдже­та Якутии. Объем производства компании состав­лял более 97% всех алмазов, добываемых в России, и около 30% мировой добычи. Основные производ­ственные мощности «АЛРОСА» в настоящее время сосредоточены преимущественно в Западной Яку­тии и Архангельской области. Всего компания раз­рабатывает 27 месторождений. В производственную базу входит 11 коренных и 16 россыпных месторо­ждений. Коренные месторождения отрабатывают­ся как открытым (карьерным), так и подземным способом. За время своего существования АК «АЛРОСА» превратилась в мощную финансово­-промышленную группу, деятельность которой вы­шла далеко за пределы Якутии: ее предприятия находятся в Архангельской области и Краснодарском крае, Москве, Санкт-Петербурге и Орле. Ком­пания принимает активное участие в добыче алма­зов в Анголе. Имеет собственную авиакомпанию.

В 1996 г. была запущена в эксплуатацию одна из крупнейших фабрик в мире на трубке «Юбилей­ная», в июле того же года – фабрика № 14 в пос. Айхал. В 1997 г. была введена в строй обогати­тельная фабрика № 13 на самом северном предпри­ятии АК «АЛРОСА» – Анабарском ГОКе. Ранее прииск «Анабар» входил в состав Удачнинского и Айхальского ГОКов, а в 1996 г. был признан самостоятельной структурой АК «АЛРОСА», в 1999 г. получил статус ГОКа. В августе того же года был введен в эксплуатацию первый в России алмазный подземный рудник «Интернациональный».

В 1997 г. было создано акционерное общество «АЛРОСА-Нюрба», контрольный пакет акций кото­рого принадлежит АК «АЛРОСА». В 1999 г. состоял­ся пуск пилотной обогатительной фабрики № 15, а в 2003 г. – еще более мощной фабрики № 16 Нюрбинского ГОКа. Администрации Нюрбинского улуса принадлежало 10% акций ГОКа, что положительно отражалось на социально-экономическом развитии района. Другое дочернее предприятие, ОАО «Алма­зы Анабара», было создано в 1998 г. С 2007 г. «АЛРОСА» в ОАО «Алмазы Анабара» принадлежит 100% акций. ОАО ведет разработку россыпных ме­сторождений на территории Анабарского и Оленёкского районов, имеет свои производственные пред­приятия в Мирнинском, Олёкминском, Ленском, Нерюнгринском районах и Якутске. Весной 2013 г. ОАО «Алмазы Анабара» консолидировало 100% ак­ций ОАО «Нижне-Ленское», также занимавшегося алмазодобычей в арктических и северных районах РС (Я). Компания имела и собственное гранильное производство. В 2004 г. вступила в строй Светлинская ГЭС, специально ориентированная на нужды алмазодобывающей промышленности [Якутия: исто­рико-культурный атлас, 2007, С. 657-658].

Перспективы развития отрасли в связи с истоще­нием запасов месторождений для открытой выра­ботки связывались с расширением добычи подзем­ным способом. После некоторого перерыва были введены в эксплуатацию подземные рудники «Мир» (2009 г.), «Айхал» (2009 г.), «Удачный» (2014 г.). За 2015 г. в республиканский и местный бюджет от алмазодобывающих предприятий поступило около 38,5 млрд руб. налоговых платежей, что составило 35,7% налоговых доходов бюджета республики, в то время как в 2009 г. эта доля составляла 27%. В отрасли трудилось более 29,6 тыс. чел., или 6,3% от общего числа всех занятых в республике [Эко­номика..., 2016, С. 49-50].

Другой флагман промышленности Якутии – зо­лотодобывающая промышленность, напротив, всту­пила в период затяжного финансово-экономическо­го кризиса. Производство металла снизилось с 35 т в 1991 г. до 23 т в 1996 г. Но в связи с резким па­дением производства золота в Магаданской области Якутия все еще занимала в этот период первое место в России по добыче драгоценного металла [История Якутии, 2001, С. 197]. Однако эти показа­тели достигались лишь путем перевода отрасли с обработки россыпей на золоторудную добычу. От­носительно стабильный уровень добычи золота в середине 1990-х годов сохраняли только АО «Ал­данзолото» и АО «Индигирзолото», остальные пред­приятия золотодобывающей промышленности были убыточными [Оглезнева, 1999, С. 54]. Политика ре­структуризации отрасли, проводившаяся правитель­ством РС (Я) и направленная на снижение издер­жек производства путем освобождения его от социальной инфраструктуры, желаемых результатов не дала. В целом объемы золотодобычи начиная с 1995 г. постоянно снижались, достигнув низшего показателя 11,74 т в 1998 г. Некоторой стабилизации ситуации удалось добиться путем диверсифи­кации производства и увеличением (с трети до по­ловины, а затем и более) добычи рудного золота. Разработкой золота занимались не только акционерные компании и общества, но и старательские артели и кочевые общины [Якутия: историко-куль­турный атлас, 2007, С. 643-644].

В настоящее время республика добывает в основ­ном россыпное золото (75%), на рудное золото приходится только 25% всего объема добычи. Эта тенденция присуща всей золотодобыче в России: разработка крупных рудных месторождений золота идет крайне медленными темпами из-за недоста­точности инвестиций и заметного устаревания тех­ники и оборудования. Добыча золота в РС (Я) составила в 1999 г. – 13,81 т; 2000 г. – 17,18; 2001 г. – 16,08; 2002 г. – 18,0; 2003 г. – 19,5; 2004 г. – 21,0; 2005 г. – 21,94; 2006 г. – 23,63 т. 

В связи с непрерывным снижением мировой цены на золото экономические показатели развития зо­лотодобывающей промышленности в республике из года в год ухудшались. Так, в 2001 г. отрасль стала полностью убыточной, относительной стабилизации удалось достичь только в 2002-2003 гг. [Якутия: размещение..., 2005, С. 131].

Финансово-экономические проблемы золотодо­бывающей промышленности руководство Якутии пыталось решить в том числе с помощью привле­чения зарубежных инвестиций. Так, в 1996 г. Пра­вительство РС (Я), ФПК «Сахазолото» и ирландское холдинговое объединение Celtic Resources подписа­ли соглашение о разработке крупнейшего в мире Нежданинского месторождения в Томпонском рай­оне. Совместное российско-ирландское предприятие намеревалось построить на месторождении обога­тительную фабрику путем привлечения кредитов в размере 200 млн долл. Однако ввиду низкого содер­жания золота и резкого падения его цены на ми­ровом уровне ирландские инвесторы вскоре поте­ряли интерес к данному проекту. После принятия 4 августа 2001 г. Федерального закона «Об участке недр, право пользования которыми может быть представлено на условиях раздела продукции (Неж­данинском золоторудном месторождении)» компа­ния Celtic Resources объявила, что она нашла ин­вестиции и готова начать освоение месторождения. Правительство РС (Я) вновь подготовило распоря­жение, в котором был назначен новый ответствен­ный недропользователь на месторождении – «Южно-Верхоянская горнодобывающая компания (ОАО ЮВГК)». Спустя сравнительно короткий срок, в начале декабря 2003 г. был введен в работу пер­вый пусковой комплекс Нежданинской золотоизвлекательной фабрики [Там же, С. 132-133]. В 2005 г. в ОАО «ЮВГК» появился новый акционер – круп­нейшая российская золотодобывающая компания «Полюс Золота», которая постепенно вытеснила других участников, и ирландская компания Celtic Resources утратила контроль над месторождением.

С 2010 г. золотодобывающая отрасль постепенно выходит из кризиса. В 2015 г. было добыто 25,1 т золота, что на 35,6% больше, чем в 2009 г. Увели­чение объема добычи связано с вводом в эксплуа­тацию новых россыпных месторождений, а также рудных месторождений «Рябиновое» и «Подголечное» в Алданском районе, вовлечением в эксплуа­тацию разведанных запасов на месторождении «Таборное», «Гросс» в Олёкминском районе, место­рождения россыпного золота «Сохатиное» в Верх­неколымском районе и др. Поскольку золотодобыча начала расти во всех регионах Российской Федера­ции, Республика Саха (Якутия) сместилась на чет­вертое место по этому показателю [Экономика..., 2016, С. 52].

Рыночные реформы 1990-х годов вызвали затяж­ной структурный кризис российской экономики, разрыв межтерриториальных хозяйственных связей, взаимные неплатежи, непродуманные управленче­ские реорганизации. Все это привело к нарастанию кризисных явлений и в деятельности предприятий одной из старейших отраслей промышленности Якутии – угольной. Как результат стагнации про­изводства из года в год стали снижаться отчетные показатели: если в 1990 г. было добыто 16 949 тыс. т, то в 1995 г. – 11 785 тыс. т, 1997 г. – 10 470 тыс. т, 1998 г. – 9587 тыс. т [Промышленность Республики Саха (Якутия), 2003, С. 63]. Некоторую прибыль приносил только разрез «Нерюнгринский», продолжавший поставлять продукцию по договоренностям советской эпохи. В 1994 г. Кангаласский угольный разрез, шахта «Сангарская», разрез «Зырянский» и обогатительные фабрики ПО «Якутуголь» прочно вошли в разряд убыточных [Оглезнева, 1999, С. 57].

С 1997 г. в связи с начавшимся процессом акцио­нирования отрасли руководство ПО «Якутуголь» все настойчивее стало ставить вопрос о ликвида­ции шахты «Сангарская» ввиду крайней нерента­бельности ее эксплуатации. В том же году уже во время составления технико-экономического обос­нования и экспертизы документа о ликвидации с шахты уволились 418 работников.

В республиканской газете «Якутия» появилась статья В. Федорова, где была предпринята попытка проанализировать сложившуюся вокруг рудника ситуацию. По мнению автора, «...поспешные "похо­роны" шахты "Сангарской" продиктованы только желанием "Якутуголя" перед грядущим акциониро­ванием побыстрее освободиться от своих убыточ­ных северных подразделений. "Приговор" "Сангарской" подписан на основе двух цифр. Первая: отпускная стоимость тонны угля в республике се­годня – чуть более 170 тыс. рублей. Вторая: себестоимость сангарского угля, по последним расче­там, – около 600 тысяч[1]. Стали звучать речи о том, что наша шахта якобы исчерпала себя, выра­ботала запасы. Это ложь! По всем нормам подго­товлены для добычи пласты: "Спутник", "Сапропе­левый", "Сложный", "Загадка", "Первый Логовой" и "Второй Логовой". Общие запасы составляют 20 миллионов тонн. Телега опять оказалась впере­ди лошади: зачем надо было разрушать производст­во, еще не имея денег на его ликвидацию? Тем более, по расчетам сангарцев, на эту самую ликви­дацию потребуется 200 миллиардов, а на закупку нового оборудования для шахты и ее современную реконструкцию – ровно вполовину меньше. Кста­ти, если бы все должники во главе с "Якутуглем" рассчитались с шахтой, она разом бы получила почти 200 миллиардов и сама со всеми бедами справилась» [Федоров, 1997]. Однако эта статья, одна из немногих, где объективно и честно стави­лись вопросы дальнейшего промышленного освое­ния территории республики, так и осталась «гла­сом вопиющего в пустыне». Не принесли результатов и попытки руководства шахты отстоять ее перед федеральными и республиканскими вла­стями. 1 августа 1998 г. шахта «Сангарская» прекра­тила свое существование.

В результате деятельности бывших руководителей «Якутугля» была закрыта уже реконструировавшая­ся шахта с богатейшими разведанными и подготов­ленными к добыче запасами угля. На день закры­тия общие запасы шахты, как уже упоминалось выше, составляли 20 млн т. При этом на ее ликви­дацию требовалось 200 млрд руб., а на современную реконструкцию, на закупку нового оборудования шахтеры просили всего 90 млрд руб.

Ликвидация шахты, как и большинства северных промышленных предприятий, носила стихийный характер. В пласте «Сложный» закрыли подготов­ленную лаву, оставив 75% оборудования в завале. Потеряв работу, сотни людей с семьями покинули постоянное место жительства в поселке и улусе, которым отдали лучшие годы своей жизни. Вместо спокойной старости с достойной пенсией они полу­чили подорванное в тяжелых и вредных условиях труда здоровье, материальную нестабильность, бы­товую неустроенность. Закрытие шахты, являвшей­ся фактически градообразующим предприятием районного центра Сангар, серьезно подорвало де­мографическую ситуацию в Кобяйском улусе. Из 12,5 тыс. чел., проживавших в конце 1980-х годов в поселке, на октябрь 2004 г. осталось всего 4,5 тыс. чел. Вместе с шахтой были ликвидированы многие ее подведомственные предприятия, главным образом объекты социальной инфраструктуры: про­филакторий, детский сад, санчасть и т.д. [Боякова, 2007, С. 84-85].

В целях сохранения угледобывающей отрасли в 2003 г. была разработана и 1 марта 2004 г. постанов­лением Правительства РС (Я) утверждена «Програм­ма развития угольной промышленности Республи­ки Саха (Якутия) на 2004 -2008 гг.». При подготовке программы все угледобывающие предприятия в за­висимости от транспортной доступности были разделены на северную и южную группы. Приоритет­ными являлись месторождения Южной Якутии, где, благодаря наличию железнодорожного сообще­ния, поставка продукции была круглогодичной [Якутия: историко-культурный атлас, 2007, С. 664]. Базу Южно-Якутского угольного комплекса состав­ляли разрез «Нерюнгринский», ЗАО «Малые разре­зы Нерюнгри», где начиная с 2001 г. созданы необ­ходимая производственная база и транспортная инфраструктура: АОЗТ «Разрез Олонгринский», ОАО «Денисовское», совместное с Южной Кореей предприятие ООО ИП «Эрэл» [Якутия: размеще­ние..., 2005, С. 184]. С августа 2011г. началась добы­ча угля на Эльгинском месторождении в Южной Якутии, в 2012 г. на нем была запущена сезонная обогатительная фабрика мощностью до 3 млн т. В 2014 г. на месторождении было добыто 1,45 млн т угля [За горючим камнем, 2020, С. 136]. В целом же в РС (Я) в 2015 г. было добыто 15,2 млн т угля, из которых за пределы республики реализовано 11,2 млн т, в том числе зарубежным клиентам – 6,7 млн т. Основная масса угля экспортировалась в Китай (71,7%), Японию (15,8%), Республику Корея (10%), Украину, Индонезию, КНДР [Экономика..., 2016, С. 50].

В 1990-е годы в республике стала активно разви­ваться нефтедобывающая промышленность. Как из­вестно, Якутия является одним из перспективных российских регионов в отношении нефтегазоносно­сти. Всего на ее территории открыто 34 месторож­дения углеводородного сырья, к числу наиболее крупных (с содержанием природного газа более 100 млрд м3) относятся Средневилюйское, Среднетюнгское, Чаяндинское, Среднеботуобинское, Таас-Юряхское и Верхневилючанское месторождения. По запасам нефти наиболее значительными месторождениями являются Талаканское и Среднеботуобинское, запасы которых в сумме достигают 65% от запасов нефти в республике.

Ведущим предприятием нефтегазового комплекса республики являлась холдинговая национальная нефтегазовая компания (ННГК) «Саханефтегаз», в состав которой входили пять акционерных обществ: «Якутгазпром», «Ленагаз», «Ленанефтегаз», «Якутскгеофизика» и «Саханефтегазтрансснаб». Первона­чально крупнейшими акционерами холдинга явля­лись Правительство РС (Я) и НК «Юкос» (до 2007 г.) [Якутия: размещение..., 2005, С. 187-188]. В дальней­шем добыча нефти в Республике Саха (Якутия) велась четырьмя недропользователями: ОАО «Сур­гутнефтегаз», ЗАО «Иреляхнефть» (ОАО НК «Рос­нефть»), ООО «Таас-Юрях Нефтегазодобыча» (ОАО НК «Роснефть») и ОАО «Ленанефтегаз», а добыча природного газа и газового конденсата четырьмя компаниями: ОАО «ЯТЭК», ОАО «АЛРОСА-Газ» (ОАО НК «Роснефть»), ОАО «Сахатранснефтегаз», ООО «ГДК Ленск-Газ» [Якутия: историко-культур­ный атлас, 2007, С. 665].

Нефтегазовая промышленность стабильно нара­щивала обороты весь исследуемый период. В 1992-­1995 гг. добыча нефти ежегодно увеличивалась на 30% [Оглезнева, 1999, С. 60]. Показатели, характери­зующие развитие нефтегазового комплекса респуб­лики в 1995 – 2016 гг., представлены в табл. 34. За 25 лет, с 1990 по 2015 гг., объем добычи нефти вы­рос в 230,5 раза, а газа – на 37,7%. Подобные ускоренные темпы роста были связаны с изменени­ем приоритетов в промышленном освоении при­родных ресурсов Якутии: вместо цветной метал­лургии на первый план вышли отрасли, направленные на добычу нефти и газа, имеющие перспективный, гарантированный спрос. Рост до­бычи газа в 2005-2010 гг. происходил также за счет принятия программы газификации населенных пунктов республики, ввода комплекса по перера­ботке газового концентрата, увеличения производ­ства сжиженного газа и бензина [Якутия: размеще­ние..., 2005, С. 188].

[1] По ценам 1997 г.

Таблица 34. С. 497
Таблица 34. Динамика добычи нефти и газа в Республике Саха (Якутия) за 1990 - 2015 гг.*

Газификация в республике начала планомерно осуществляться на основании принятой в 2002 г. государственной программы «Газификация населен­ных пунктов РС (Я) в 2002-2006 годах и основные направления газификации до 2010 года». В первую очередь в эту программу вошли улусы (районы), находящиеся вдоль трассы действующего газопро­вода Кысыл-Сыр — Якутск (Вилюйский, Кобяйский, Намский, Хангаласский и г. Якутск). Знако­вым событием стало открытие в 2003 г. подводного магистрального газопровода через р. Лену – уникального инженерного сооружения, не имеющего аналогов в мире. С конца 1990-х годов компания «АЛРОСА-Газ» ведет строительство газопровода из Таас-Юряхского месторождения через Мирный до Айхала и Удачного. Общая его протяженность 428 км. По окончании строительства предусматри­вается довести объемы добычи и поставок природного газа в Западном регионе до 1 млрд м3 и тем самым достичь максимального объема добычи газа в республике в З млрд м3  [Там же, С. 189-190].

Большие перспективы руководство республики видело в транспортировке якутской нефти в стра­ны Азиатско-Тихоокеанского региона с помощью нефтепроводов Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) и «Сила Сибири». Если раньше добыча нефти ограничивалась потребностями жилищно-­коммунального хозяйства республики, использовав­шего нефть в качестве котельного топлива, то с вводом в эксплуатацию ВСТО (2009 г.) нефтедобы­вающие предприятия получили возможность орга­низовать поставки нефти за пределы республики. Быстрые темпы развития нефтегазовой промыш­ленности позволяли лидерам Якутии связывать ее будущее экономическое развитие именно с этой от­раслью. Президент РС (Я) в 2002-2010 гг. В.А. Шты­ров подчеркивал: «Нефтегазовая отрасль Якутии развивается очень быстро. И, по сути дела, это будущее экономики нашей республики. Здесь и геологоразведка, и добыча, и переработка углеводо­родного сырья, и сопутствующие энергетическая, транспортная инфраструктура, решение социальных вопросов, кадры, работа для наших людей» [2010].

Перспективы развития нефтегазовой промышлен­ности были намечены в «Основных направлениях развития нефтяной и газовой промышленности Республики Саха (Якутия) до 2020 года», одобрен­ных Экономическим советом при Правительстве Республики Саха (Якутия) в ноябре 2008 г. В соот­ветствии с этим в нефтяной отрасли планиро­вались: обустройство Талаканского, Алинского, Северо-Талаканского и Восточно-Алинского место­рождений, завершение Центрального блока Среднеботуобинского нефтегазоконденсатного месторождения (НГКМ), строительство нефтепровода внешнего транспорта от Среднеботуобинского НГКМ до точ­ки врезки в ВСТО в районе Ленска, обустройство нефтяной оторочки Чаяндинского НГКМ, органи­зация нефтеперерабатывающего производства на базе ООО «Таас-Юрях Нефтегазодобыча», строи­тельство пункта отбора и накопления нефти в Олёкминске. В газовой отрасли приоритетными признавались: расширение Якутского газоперераба­тывающего завода, создание Якутского центра га­зодобычи на базе Чаяндинского НГКМ в рамках Восточной газовой программы ОАО «Газпром», строительство газохимического комплекса в Ленске и газоперерабатывающего завода в Алдане в рамках инвестиционного проекта «Комплексное развитие Южной Якутии», разработка Среднетюнгского мес­торождения.

В рамках действующей государственной целевой программы «Газификация населенных пунктов Рес­публики Саха (Якутия) в 2007-2011 годах и основ­ные направления газификации до 2020 года» велись работы по завершению строительства третьей нитки магистрального газопровода Средневилюйское газо­конденсатное месторождение — Мастах — Берге — Якутск; строительству второй нитки подводного пе­рехода магистрального газопровода Хатассы — Пав­ловск через р. Лену; газификации Ленска от Отраднинского газоконденсатного месторождения (ООО «Ленск-Газ»); газификации поселков Витим и Пеледуй Ленского района попутным нефтяным газом Талаканского НГКМ; газификации районов Южной Якутии (Ленский, Олёкминский, Алданский и Нерюнгринский районы) [Якутия: размещение..., 2005, С. 191-193; Экономика., 2016, С. 62-63].

В то же время при сохранении в целом сырьевой направленности экономики Якутии в республике с 1990-х годов предпринимались попытки изменения такой ситуации: перспективы связывались в первую очередь с созданием алмазообрабатывающей и юве­лирной промышленности.

Формирование алмазогранильной отрасли в Рес­публике Саха (Якутия) началось в 1991 г., когда постановлением Совета Министров Якутской-Саха ССР № 68 от 8 февраля 1991 г. было принято реше­ние о создании ОАО «Туймаада Даймонд». Ее пер­вым генеральным директором был назначен Г.П. Яковлев [Данилов, 2015, С. 14]. Несмотря на ог­ромные трудности развития отрасли буквально с нуля – отсутствие нормативно-правовой базы, на­чального капитала, квалифицированных кадров, недостатка управленческого опыта, в условиях фи­нансово-экономического кризиса и галопирующей инфляции в стране первым руководителям компа­нии Г.П. Яковлеву, А.С. Антонову, Н.С. Тимофееву при поддержке научного сообщества во главе с академиком В.П. Ларионовым и тогдашних руково­дителей республики М.Е. Николаева, В.А. Штырова, В.П. Шамшина, П.Д. Кириллина, Р.А. Бурнашева удалось за короткий срок создать в Якутии круп­ный центр алмазогранильной промышленности России [Яковлев, 2006]. Уже 24 октября 1992 г. на Сунтарском гранильном заводе совместного АК «Туймаада Даймонд» и японской фирмы Arda Co предприятия «Саха-Джапан Даймонд» был огранен первый якутский бриллиант.

Основной процесс становления алмазогранильной отрасли пришелся на 1993-1995 гг. Если в 1993 г. работа была направлена на строительство и пуск гранильных заводов, на решение вопросов квотирования, лицензирования, сертификации бриллиантов и проблем с сырьем, то в 1994 г. начался поиск путей реализации продукции, покупателей как на внешнем, так и на внутреннем рынке страны. Уже к 1 января 1995 г. в республике имелось 15 граниль­ных заводов, в том числе 4 в составе совместных предприятий, которые должны были заниматься огранкой алмазов, производством алмазных инст­рументов. Из них производили продукцию в 1994 г. 9 заводов, в том числе 4 СП. По данным 9 месяцев 1994 г., в алмазоперерабатывающем производстве было занято 900 чел., объем промышленного произ­водства составил 3,5 млрд руб. В январе 1995 г. объ­ем производственных услуг (без стоимости сырья) 3 самостоятельных гранильных заводов из 11 равнял­ся 946,5 млн руб., из них 801,1 млн руб. (84,6%) приходилось на Якутский гранильный завод [Оглезнева, 1999, С. 52-53].

Финансовые средства, вложенные республикой в организацию переработки алмазов, и установление налоговых льгот позволили на первых порах еже­годно наращивать объемы выпуска бриллиантов. Начиная с 1998 г. стали отчислятся средства в бюд­жеты всех уровней: в 1998 г. – 13 млн руб., 1999 г. – 24 млн руб., 2000 г. – 31 млн руб. К 2002 г. в Яку­тии было создано 34 гранильных завода, в том числе в улусах (районах): Намском, Верхневилюйском, Бердигестяхском, Таттинском, Амгинском, Чурапчинском, Майинском, Сунтарском, Борогонском, Хандыгском, Сангарском, Покровском, Нюрбинском. Всего в отрасли было занято 1540 чел., из них 762 огранщика. Однако уже в 2001 г. появились серьезные проблемы с реализацией продукции в связи со снижением спроса на бриллианты на ми­ровом рынке. В 2002 г. алмазоперерабатывающая отрасль имела убыток в размере 90,7 млн руб. При­мерно такая же негативная тенденция наблюдалась и в 2003 г.

С ликвидацией суверенитета РС (Я) и потерей возможности финансовой и налоговой поддержки республики, находившаяся все еще на этапе своего становления, гранильная промышленность оказа­лась в тяжелой ситуации. В соответствии с Указом Президента РФ от 30 ноября 2002 г. № 1373 «Положение о ввозе в РФ и вывозе из РФ природных алмазов и бриллиантов» были пересмотрены квоты республики на добываемые алмазы, одновременно гранильные заводы были лишены отсрочки в 180 дней по оплате за алмазное сырье [Якутия: размещение..., 2005, С. 121-123]. Еще одним ударом для алмазоперерабатывающего производства стало решение АК «АЛОСА» в 2008 г. вернуть 18%-й на­лог на добавленную стоимость для приобретения сырья. Все эти трудности сказались прежде всего на экономике предприятий, вызвали падение про­изводительности труда и, как следствие, снижение уровня заработной платы и высокую текучесть кад­ров. Постепенно многие заводы были закрыты, в первую очередь в сельской местности.

На начало 2016 г. в республике функционировало 13 гранильных заводов, расположенных в Якутске. Бриллианты реализовывались через международные алмазные биржи и через партнеров. На локальный рынок Якутии поступало 11% всей произведенной продукции, на внутренний российский рынок – 17%, реализация на экспорт составляла 72%. В 2015 г. было произведено бриллиантов на сумму 103 млн долл. США, что в 1,8 раза больше, чем в 2009 г. Реализовано бриллиантов собственного производства в 2015 г. на 174 млн долл. США, что выше уровня 2010 г. в 2,1 раза [Экономика..., 2016, С. 63-64].

Наряду с алмазоперерабатывающей промышлен­ностью в РС (Я) начала создаваться ювелирная промышленность. Первые ювелирные заводы при­надлежали АК «Алданзолото», ОАО «Золото Яку­тии» и АК «Туймаада Даймонд». В 2005 г. ювелир­ная промышленность насчитывала 13 заводов, размещенных в пяти улусах республики и Якутске. Они производили преимущественно изделия из зо­лота (95%), а также серебра и платины. Самыми крупными предприятиями являлись АК «Алданзо­лото», ОАО «Золото Якутии» и ООО «Сахаювелир», которые производили 80% всей продукции отрас­ли. В 2005 г. было изготовлено ювелирных изделий на сумму около 7 млрд руб. Доля изделий из брил­лиантов составляла более 30%. За пределами РС (Я) реализовывалось свыше 40% ювелирной продукции [Якутия: историко-культурный атлас, 2007, С. 645].

На 1 января 2016 г. в Якутии функционировало 52 ювелирных предприятия, в том числе мастер­ские индивидуальных предпринимателей, располо­женные в Таттинском, Чурапчинском, Усть-Алданском улусах и Якутске. В 2010 г. было произведено ювелирных изделий на 1147 млн руб, реализовано на 687 млн руб., 2011 г. – соответственно 1125 млн руб. и 461 млн руб., 2012 г. – 1465 млн руб. и 1251 млн руб., 2013 г. – 1471 млн руб. и 1330 млн руб., 2014 г. – 887 млн руб. и 1089 млн руб., 2015 г. – 1616 млн руб. и 539 млн руб.

Снижение показателей в ювелирной промышлен­ности обусловлено теми же причинами, что и в алмазогранильной: нехваткой оборотных средств на приобретение сырья, ростом его стоимости, недос­татком высококвалифицированных кадров ювели­ров и огранщиков, технологически устаревшим оборудованием, высоким уровнем общего износа основных промышленно-производственных фондов, а также действующими режимами налогообложения, таможенных пошлин и условиями привлекае­мых средств [Экономика..., 2016, С. 64-65].

Значительные изменения в постсоветский период произошли в лесной и деревообрабатывающей про­мышленности. За 1991 – 2002 гг. вывозка древесины сократилась с 3,4 до 0,6 млн м3, в том числе дело­вой – с 1,9 до 0,3, выпуск пиломатериалов – с 0,8 до 0,17 млн м3. Только за 1995 – 2002 гг. число лесо­заготовительных предприятий уменьшилось с 259 до 159. Спад производства был обусловлен резким сокращением объема строительно-монтажных ра­бот, на которые в республике расходуется до 90% делового леса и лесоматериалов, а также импортом и завозом из других регионов страны дешевых и более качественных строительных столярных изде­лий и мебели, финансовым кризисом самой отрас­ли, приведшим к банкротству в 1999 г. всех основ­ных лесозаготовительных предприятий региона [Якутия: размещение..., 2005, С. 164-165].

Общая стабилизация российской экономики, реа­лизация государственных программ сельского строительства, поддержки молодых семей, фермер­ства и т.д. способствовали позитивным сдвигам в лесной и деревообрабатывающей промышленности РС (Я). В целях прекращения спада, развития и повышения эффективности работы лесопромыш­ленного комплекса (ЛПК) были приняты постанов­ление правительства РС (Я) от 2 февраля 2000 г. № 69, План действий по развитию ЛПК РС (Я) на 2000 г., «Основные направления деятельности ЛПК до 2003 г.», «Программа развития лесопромышлен­ного комплекса РС (Я) на 2002-2006 гг.» от 4 июля 2002 г.

Принятые меры государственной поддержки по­зволили преодолеть затяжной кризис отрасли. Ос­новные перерабатывающие предприятия республи­ки: ОАО «Сахалеспром», ООО «Мас», ОАО «АЛРОСА-Леспром», ОАО «Алданлеспром», ОАО «Табагинская лесная компания» – стали произво­дить экспортную лесопродукцию. Благодаря осна­щению оборудованием из Германии, Финляндии, Австрии увеличилась доля глубокой переработки: производство паркета, мебельного щита, клееных и погонажных изделий, оконных рам. Часть предпри­ятий освоила выпуск готовых домов.

По данным Министерства экономики РС (Я), в 2010-2015 гг. лесопромышленный комплекс респуб­лики демонстрировал положительную динамику производства. Лесозаготовки осуществляли 284 хо­зяйствующих субъекта, из которых 256, или 90%, являлись субъектами малого и среднего предпри­нимательства. В 2015 г. они заготовили 703,4 тыс. м3 бревен хвойных пород, произвели 176,9 тыс. м3 лесо­материалов, построили 226,7 тыс. м2 индивидуаль­ных жилых домов [Экономика..., 2016, С. 65-66].

В результате системного кризиса экономики в 1990-е годы количество предприятий строительной индустрии сократилось со 106 до 43, произошел спад производства всех видов стройматериалов. Продолжали производить продукцию в основном крупные комбинаты: АО «Якутцемент», АО ДСК, АО ЯКСМиК, ЗАО «Якутстройматериалы». Про­мышленность стройматериалов, как и другие отрас­ли, испытывала отрицательные последствия кризиса неплатежей и практически лишилась собственных оборотных средств. Минимальные инвестиции в основные фонды привели к их значительному изно­су, который на некоторых предприятиях доходил до 60% [Якутия: размещение..., 2005, С. 207-208].

Однако постепенно происходила адаптация к но­вым экономическим отношениям. Предприятия строительной индустрии освоили выпуск новых ви­дов продукции, провели диверсификацию произ­водства, выйдя на рынок подрядных работ в каче­стве не только поставщиков материалов, но и участников строительного процесса, что дало воз­можность обеспечить снижение стоимости выпол­няемых работ и возводимых объектов. Все это в конечном счете заметно повысило ответственность производителей и улучшило качество сдаваемых объектов.

Большие надежды руководство Республики Саха (Якутия) связывало с внедрением в строительную индустрию нового вида теплоизоляционного мате­риала, добываемого в местности Тит-Ары Хангаласского улуса – базальта, горной породы, сфор­мировавшейся из застывшей лавы. Базальтовую продукцию от других аналогов отличает высокая степень термостойкости, в том числе повышенная морозостойкость, полная негорючесть, долговеч­ность, а также достаточно высокий уровень тепло-, звуко- и электроизоляционных свойств. Реализация в Якутии инновационного проекта «Базальт – но­вые технологии» началась в мае 2010 г., когда было подписано соглашение между Республикой Саха (Якутия) и «РОСНАНО». Инвесторами на раннем этапе выступили Республиканская инвестиционная компания (ОАО «РИК»), ОАО «Банк Москвы» (по программе Российского банка развития «Финанси­рование для инноваций и модернизации»), в конце 2011 г. проект инвестировали федеральные институ­ты развития «РОСНАНО» и «МСП Банк».

Открытие завода по производству композитных материалов на основе базальтового непрерывного волокна, который разместился в г. Покровске, со­стоялось 24 июля 2012 г. Предполагалось, что за­вод будет заниматься выпуском базальтовых плит и базальтового непрерывного волокна для произ­водства разных композитов, которые рассчитывали использовать в различных отраслях народного хо­зяйства, заменяя ими как металлоконструкции, так и другие материалы. Планировалось, что ба­зальтовое волокно станет применяться в качестве основы для выпуска базальтопластиковой армату­ры, фиброармированных пенобетонных блоков, труб, тканей и дорожных сеток. Для развертыва­ния производства и внедрения перспективного ин­новационного материала было создано ООО «Тех­нология базальтовых материалов». В дальнейшем производство было переориентировано на выпуск различных видов теплоизоляционных плит [Экономика..., 2016, С. 68]. Высококачественная местная базальтовая продукция, которая составляет 90% от общего объема рынка теплоизоляционных мате­риалов на территории РС (Я), начала использоваться на объектах ОАО «ДСК», ДСО «Сэттэ», ООО «Прометей», ООО «Строймонтаж-2002», ООО «Стройкон», ООО «Ирстрой» и других застрой­щиков.

Резюмируя итоги перехода на рыночные отноше­ния, следует признать, что для развития промыш­ленности Якутии он имел неоднозначные последст­вия. С одной стороны, произошел обвал промыш­ленного производства, резкое снижение основных показателей и ликвидация многих горнодобываю­щих предприятий. С другой стороны, в эти годы руководство республики предприняло попытку пре­одолеть диспропорции в развитии Якутии, разру­шить сложившуюся роль сырьевого придатка цен­тра. В бюджете республики, несмотря на трудности с его формированием, ежегодно предусматривались средства на структурную перестройку экономики, создание новых предприятий и производств. В ре­зультате подобной политики удельный вес обраба­тывающей промышленности с 16,6% в 1992 г. вырос до 23,7% в 1996 г. [Федоров, 1999а, С. 20]. В дальней­шем, с развитием нефтегазового комплекса, в соот­ношении добывающей и обрабатывающей промыш­ленности вновь стала превалировать первая. Однако в республике к тому времени уже появилось алма­зогранильное производство, расширилась обработка камнецветного сырья, началась глубокая переработ­ка древесины, были модернизированы предприятия по переработке мяса, рыбы и молока.

Численность работников промышленных пред­приятий в годы реформ уменьшилась с 92 668 чел. в 1990 г. до 70 845 чел. в 1998 г., т.е. на 23,5%, в том числе рабочих – на 27,6%. Со стабилизацией эко­номики количество занятых в промышленном про­изводстве, особенно в горнодобывающих отраслях, стало постепенно увеличиваться. В 2002 г. в добы­вающей промышленности трудилось 45 000 чел., в обрабатывающей – 17 193 чел., энергетике – 18 562 чел., всего 80 996 чел. [Промышленность..., 2003, С. 38-39]. В конце 2015 г. в промышленности Якутии было задействовано 98 321 чел., в том числе на добыче полезных ископаемых – 48 246 чел., в обрабатывающей промышленности – 18 075 чел., энергетике и водоснабжении – 32 000 чел. [Теку­щий архив ТО ФСГС по РС (Я). Средняя числен­ность...].

Достаточно целенаправленно проводилась работа по привлечению местных кадров в промышлен­ность. В индустриальных центрах, Мирном и Не­рюнгри, были открыты технические институты – филиалы Якутского государственного университета. Расширилась целевая подготовка в вузах страны инженеров, нефтяников, технологов. В АО «Алма­зы Анабара», АО «Нижне-Ленское», АК «АЛРОСА» была выстроена система обучения местных жите­лей рабочим профессиям: проходчика, бульдозери­ста, экскаваторщика, машиниста компрессорных установок и т.д. Однако большинство действующих в Якутии компаний, естественных монополий, предпочло вахтовую систему освоения месторож­дений, завозя рабочую силу из других регионов страны.

Если в промышленном секторе в период перехо­да к рыночным отношениям за счет инерционного развития алмазодобывающей и частично угольной промышленности ситуация была относительно ус­тойчивой, что позволило проводить в Якутии ак­тивную социальную политику и даже создать но­вые сектора экономики – алмазогранильный и ювелирный, а так же перерабатывающие предпри­ятия, то в транспортной сфере спад показателей текущей деятельности сопровождался стремитель­ным износом и разрушением инфраструктуры, соз­данной в 1960–1980-е гг. Объем перевозок с 1990 по 2000 г. снизился с 42 047 тыс. т до 15 136 тыс. т, т.е. в 2,8 раза. И даже дальнейшая стабилизация экономики не смогла довести показатели деятель­ности транспорта до уровня конца 1980-х – начала 1990-х годов: в 2005 г. объем перевозок транспор­том общего пользования составил 19 493 тыс. т, в 2010 г. – 18 194 тыс. т [Ефремов, 2013, С. 52].

В 1990-е годы значительно ухудшились все пара­метры деятельности водного транспорта РС (Я). Объемы перевозок в 2000 г. по сравнению с 1990 г. снизились в 5,5 раза, в том числе по внутренним водным путям – в 6 раз. Подвижной состав само­ходного и несамоходного грузового флота сократил­ся в 3-3,5 раза, пассажирского и грузопассажир­ского флота – в 2,5 раза. Количество причалов уменьшилось в 3 раза. Численность персонала снизилась в 2 раза [Якутия: размещение..., 2005, С. 215-218]. Из-за отсутствия финансирования дно­углубительные работы и оснащение водных путей не проводились, что привело к резкому ухудшению проходимости речных путей и безопасности судо­ходства. В результате практически прекратилось су­доходство на реках Яна, Вилюй, Оленёк, Анабар. Катастрофическое снижение количества перевозок по трассе Северного морского пути привело к тому, что были заброшены морские порты Тикси и Зеле­ный Мыс, полностью разрушены навигационное обеспечение, системы гидрометеопрогнозов и ава­рийного радионаблюдения в Арктике.

Почти все предприятия, ранее входившие в со­став Ленского объединенного речного пароходства, были акционированы. Самостоятельными хозяйст­вующими субъектами стали порты, пристани, судо­ремонтные верфи и заводы, снабженческие органи­зации. 23 июня 1994 г. была образована акционерная судоходная компания «Ленское объединенное реч­ное пароходство» (ОАО с 20 июня 1998 г.). Еще ранее на базе судов, приписанных к порту Тикси, было образовано Арктическое морское пароходство, переименованное 12 июня 1993 г. в государствен­ную судоходную компанию (21 декабря 2001 г. стало ОАО). Основным видом деятельности предприятия было определено предоставление внутренних (кабо­тажных) и заграничных морских перевозок. Перво­начально компанией владело два акционера: Рос­сийская Федерация, которой принадлежало 50% акций минус 1 акция, и Республика Саха (Якутия). 10 мая 2007 г. Территориальное управление Феде­рального агентства по управлению федеральным имуществом в РС (Я) передало республике в управ­ление свою долю. С момента создания ОАО «Арк­тическое морское пароходство» им руководил С.А. Анисимов, в 2007 г. его сменил В.И. Степанов. Однако даже смена руководства не смогла выпра­вить финансовое состояние компании, и в 2011 г. она была ликвидирована.

После закрытия Арктического морского пароход­ства единственным перевозчиком пассажиров и грузов, включая обеспечение северного завоза, ос­талось Ленское объединенное речное пароходство. Объемы перевозок незначительно увеличились. За 2010-2015 гг. флотом Ленского бассейна было пере­везено 19,3 млн т грузов и более 1,8 млн пассажи­ров, ежегодные объемы перевозок составляли более 3 млн т (в 1999 г. 2,4 млн т), пассажиров – более 300 тыс. чел. (в 1999 г. 169,3 тыс. чел.) [Якутия: ХХ век..., 2001, С. 265; Экономика..., 2016, С. 74].

В целом основные проблемы водного транспорта Республики Саха (Якутия) 1990-х годов сохранились и в начале XXI в., наиболее острой из них является моральный и физический износ флота. По данным Речного регистра, по состоянию на февраль 2016 г. в Ленском бассейне было зарегистрировано более 1600 судов, средний возраст которых составлял 34,6 при нормативе 25 лет [Экономика..., 2016, С. 75]. Кроме того, требуются модернизация береговой, прежде всего портовой инфраструктуры, строительство новых причалов и терминалов, улучшение вод­ных речных и морских путей сообщения.

Внедрение новых механизмов хозяйствования и прекращение государственного дотирования отрицательно сказались и на деятельности авиапредприя­тий республики. Перестали поступать новые воз­душные суда, усугубились финансовые проблемы. Созданная в 1970–1980-е годы сеть из 33 аэропортов и около 300 посадочных площадок была заброшена, в оставшихся в районных центрах аэропортах пере­стали проводиться ремонтные работы взлетно-поса­дочных полос. Резко снизились объемы всех авиа­транспортных перевозок: если в 1994 г. было достав­лено 1338,2 тыс. пассажиров и 43,9 тыс. т грузов и почты, то в 2000 г. только 569,5 тыс. чел. и 39,4 тыс. т соответственно [Якутия: размещение..., 2005, С. 224-225]. Отрасль вступила в череду беско­нечных структурных реорганизаций. Приказом ми­нистра гражданской авиации (ГА) СССР от 21 янва­ря 1991 г. Якутское управление ГА было преобразо­вано в концерн «Якутавиа», а в июне того же года на базе Якутского авиаотряда создали самостоятель­ные аэропорт «Якутск» и авиакомпанию «Якутавиатранс». С декабря 1991 г. воздушный транспорт Яку­тии перешел под юрисдикцию республики. В январе 1993 г. концерн «Якутавиа» ликвидировали и на его базе создали Национальную авиакомпанию (НАК) «СахаАвиа», в которую, за исключением Мирнинского, переданного АК «АЛРОСА», вошли все авиапредприятия республики. 5 июня 1996 г. в Якутском аэропорту открыли новый аэровокзал с международным залом с пропускной способностью 100 пассажиров в час и внутрироссийским 600 пассажиров в час [Негенбля, 2007, С. 240].

Между тем финансовое состояние НАК «СахаАвиа» из года в год ухудшалось, и в июне 1997 г. произошла очередная реорганизация: из ее состава были выделены самостоятельные авиаком­пании «Вилюй» и «Полярные авиалинии». В октяб­ре того же года из НАК вывели аэропорт Якутск как самостоятельное предприятие. В связи с обра­зованием в составе НАК производственного ком­плекса местных воздушных линий и спецприменения бывшее Маганское авиапредприятие перебази­ровалось в Якутский аэропорт, а сам аэропорт Ма­ган был закрыт. Тогда же указом президента РС (Я) М.Е. Николаева «в целях обновления парка воздуш­ных судов новыми типами авиационной техники, улучшения потребностей РС (Я) в грузовых авиапе­ревозках, а также в соответствии с концепцией развития гражданской авиации Республики Саха (Якутия)» образовали акционерную авиакомпанию «Саха авиалинии» с базированием в Якутском аэропорту [Об образовании..., 1997]. Примерно че­рез год из-за сложного финансового состояния в результате дефолта 1998 г. авиакомпания «Саха авиалинии» прекратила свое существование.

С общей стабилизацией экономики России наме­тился выход гражданской авиации из затяжного кризиса. В марте 2000 г. новая авиакомпания «Илин» (генеральный директор А.В. Корякин), ба­зировавшаяся в Магане, получила лицензию на грузопассажирские авиаперевозки и выполнение авиационных работ. В 2002 г. была принята госу­дарственная целевая программа «Развитие воздуш­ного транспорта Республики Саха (Якутия) на пе­риод 2002-2006 гг.». Во исполнение ее в результате объединения НАК «СахаАвиа» и авиакомпании «Якутские авиалинии» в январе 2003 г. была обра­зована новая авиакомпания «Якутия» (генеральный директор И.А. Простит). Главной целью ее опреде­лялись стабилизация авиаперевозок, «создание ре­альных экономических условий для устойчивого функционирования и дальнейшего развития воз­душного транспорта Якутии с обеспечением необходимого уровня безопасности полетов и культуры обслуживания пассажиров». В 2005 г. открылась первая международная воздушная линия Якутск — Харбин — Якутск [Негенбля, 2007, С. 240-241]. На­чалось обновление парка судов: авиакомпания по­полнилась самолетами Ан-140, Boeing 737-700, Boeing 737-800, Bombardier Q300, Sukhoi SuperJet 100. В 2012 г. в аэропорту г. Якутска введен в эксплуата­цию новый аэровокзальный комплекс пропускной способностью 700 пассажиров в час.

Высокие транспортные издержки привели к рез­кому росту цен на авиабилеты, особенно на меж­улусном уровне. В целях социальной поддержки населения Правительство РС (Я) с 2002 г. ввело программу субсидирования социально значимых внутриулусных авиаперевозок, на реализацию кото­рой ежегодно из республиканского бюджета выде­лялось до 200 млн руб. Тариф, оплачивавшийся на­селением, при субсидировании в среднем составлял лишь 27%. На межулусных направлениях с 2012 г. реализовывалась программа по субсидированию из бюджета республики межрайонных пассажирских авиационных перевозок от районных центров арк­тической зоны республики до узловых аэропортов Якутск и Полярный. Программа была разработана для категорий жителей региона в возрасте до 23 лет и старше 55 лет. Субсидируемый специальный та­риф составлял 50%. Заметным подспорьем для се­верян стала так же федеральная программа субси­дирования полетов до центральных городов России, городов Сибири и Дальнего Востока, введенная для молодежи и лиц старшего возраста. Однако из-за ограниченности бюджетных средств эти социально ориентированные меры осуществлялись в мини­мальном объеме [Экономика..., 2016, С. 75-76]. В целом авиатранспорт в РС (Я) и в настоящее время продолжает испытывать серьезные финансо­во-экономические трудности.

Основным видом транспорта во внутриулусных перевозках являлся автомобильный, роль которого неизмеримо возросла после ликвидации системы малой авиации. Наземными перевозками занима­лось большое количество автотранспортных предприятий различных форм собственности и подчи­ненности, а также индивидуальные предпринима­тели. Основными грузоперевозчиками являлись: АО «Сахаавтотранс» (до 90% всех автоперевозок в РС (Я)), обслуживавшее центральные и южные улу­сы, где так же работал ведомственный транспорт старателей, энергетиков, дорожников и част­ные автоперевозчики; автотранспорт АК «АЛРОСА», выполнявший перевозки в арктических, восточных и юго-западных улусах и осуществлявший обслу­живание западной группы улусов от Ленска до Саскылаха; компания «Сахаагротехсервис», преиму­щественно работавшая в сельских улусах. Основ­ную номенклатуру грузов составляли уголь, нефтепродукты и котельное топливо для ЖКХ и объек­тов энергетики, стройматериалы и продовольствие. Грузы завозились с железнодорожных станций Ал­дан, Беркакит, Томмот [Якутия: размещение..., 2005, С. 218-219].

Со свертыванием промышленного производства значительно уменьшились и перевозки автомобиль­ным транспортом. Если в 1990 г. с его помощью было перевезено 15 356 тыс. т грузов, то в 2000 г. – только 2287 тыс. т, или почти в 6,6 раза меньше. С некоторым оживлением экономики и началом освоения новых месторождений природных ресур­сов на юге и западе республики (так называемые мегапроекты) объем перевозок немного увеличился: в 2005 г. было перевезено грузов общего пользова­ния 5089 тыс. т, в 2009 г. – 5477 тыс. т. В 2010 г. объем автомобильных перевозок в связи с расши­рением работы железнодорожного транспорта не­сколько снизился до 3311 тыс. т [Ефремов, 2013, С. 52]. Грузооборот автомобильного транспорта в це­лом также незначительно, но стабильно повышался: в 2000 г. – 1635 млн т/км, 2010 г. – 1391 млн, 2015 г. – 2280 млн т/км [Статистический ежегодник..., 2019, С. 423].

Из-за недостатка финансирования в постсовет­ский период преимущественное развитие получили сезонные коммуникации: речные, автозимники, грунтовые дороги, которые отличались более быст­рым обустройством при относительно небольших эксплуатационных затратах. Общая протяженность путей сообщения республики к 1990 г. составляла около 46 тыс. км, в том числе автомобильных 27,3 тыс. км (с твердым покрытием 8,3 тыс. км), же­лезнодорожных – 0,259 тыс. км, судоходных пу­тей – 16,8 тыс. км, трубопроводов – 1,5 тыс. км. К 2000 г. транспортная сеть уменьшилась до 42,2 тыс. км за счет сокращения автомобильных до­рог до 23,7 тыс. км и внутренних водных путей до 16,1 тыс. км при росте железнодорожного строи­тельства до 650 км и магистральных трубопроводов до 1,8 тыс. км [Ефремов, 2013, С. 51].

В начале XXI в. руководство республики стало уделять больше внимания улучшению путей сооб­щения. Были построены и реконструированы феде­ральные автодороги «Лена», «Колыма» и «Вилюй», а также региональные автомобильные дороги «Амга», «Кобяй», «Анабар», «Умнас», «Яна». За 2010-2015 гг. введено в эксплуатацию 351,2 км феде­ральных автомобильных дорог, более 2000 пог. м искусственных сооружений на них, 212 км респуб­ликанских дорог с 1423,2 пог. м искусственных со­оружений. Тем не менее темпы дорожного строи­тельства отставали от общероссийских показателей: по итогам 2014 г. Республика Саха (Якутия) по удельному весу дорог с твердым покрытием зани­мала 7-е место в ДФО с показателем 3,7 км на 1 тыс. км2, что было в 10 раз ниже среднероссий­ского значения в 37 км на 1 тыс. км2 [Экономика..., 2016, С. 74].

Следует подчеркнуть, что руководство Республи­ки Саха (Якутия) всегда придавало большое значе­ние вопросам железнодорожного строительства, прежде всего завершению сооружения начатой еще в советский период дороги Беркакит — Томмот — Якутск. Несмотря на большие финансовые труд­ности во всех отраслях экономики в кризисные 1990-е годы, из бюджета республики было направ­лено на сооружение железнодорожной магистрали 300 млн руб. 15 августа 1997 г. началось рабочее движение поездов на участке Алдан — Томмот [Ис­тория Якутии, 2001, С. 196]. В результате усилий руководства республики, сумевшего добиться с 2005 г. федерального финансирования дальнейшего строительства железной дороги, на которое суммар­но, включая бюджет РС (Я), выделили 44,9 млрд руб., на завершающем этапе было проложено 439 км железнодорожных путей, возведено более 486 обслу­живающих сооружений, в том числе 66 мостовых переходов. 15 ноября 2011 г. с участием президента РФ Д.А. Медведева состоялась укладка «золотого звена» на станции Нижний Бестях. 30 августа 2014 г. на линии Беркакит — Томмот — Якутск (Нижний Бестях) было открыто движение грузовых поездов [Экономика..., 2016, С. 73].

В последние десятилетия ХХ в. значительно вы­росло значение связи как отрасли экономики. Уве­личились масштабы строительства автоматических телефонных станций как в городах, так и в сель­ской местности. Благодаря этому уже в начале 1990-х были ликвидированы очереди на установку домашних телефонов.

Республика Саха (Якутия) стала одним из лиде­ров в освоении цифровых технологий. Активно строились волоконно-оптические линии, для 345 населенных пунктов использовались средства спут­никовой связи. На 1 января 2016 г. техническая воз­можность доступа к сети Интернет была предостав­лена операторами связи в 426 населенных пунктах, в которых проживало около 97% от общей числен­ности населения РС (Я). В республике действовали крупные операторы сотовой связи: Якутский фили­ал ОАО «Вымпел-Ком» («Билайн»), Якутское регио­нальное отделение Дальневосточного филиала ОАО «Мегафон», филиал ОАО «МТС» в РС (Я). В зоне их охвата находилось 465 населенных пунктов (в том числе 394 в сельской местности), где проживало 98,4% населения Якутии [Там же, С. 81-83].

Активно развивается в республике сфера инфор­мационных технологий (ИТ), с которой связано ка­чественное развитие большинства отраслей и госу­дарственного управления. Компании ведут системную интеграцию, веб- и мобильные разра­ботки и т.д. В качестве инфраструктуры поддержки начинающих ИТ-компаний с 2012 г. функционирует ГАУ «Технопарк «Якутия» и АО «Венчурная компа­ния «Якутия». Среди успешных резидентов Техно­парка в сфере высоких технологий можно выделить компанию «Сулус Геймс» (ООО «МайТона») братьев Афанасия и Алексея Ушницких, занимающуюся разработкой игр и приложений. Игры компании выпущены в 20 странах, включая США, Китай, Японию, Испанию, Францию и др. Компанией раз­работано более 11 игровых приложений, позволив­ших охватить порядка 1 млн игроков по всему миру [Экономика..., 2016, С. 69].

Динамичное развитие связи и информационных технологий в республике не только значительно улучшило коммуникации в регионе, но и наглядно показало возможности успешного партнерства госу­дарства и частного предпринимательства. Якутия стала одним из первых регионов РФ, где был соз­дан Комитет по делам малого и среднего бизнеса (1992 г.). Основы государственной политики в этой сфере были определены Указом Президента РС (Я) от 22 августа 1994 г. № 840 «О государственной под­держке предпринимательства в Республике Саха (Якутия)», которым предусматривалось предостав­ление льгот по налогообложению; целевое выделе­ние финансовых средств республиканским, улус­ным и городским фондам поддержки предпринимательства в размере не менее 1% от доходной части бюджета. В результате реализации этой по­литики к 1996 г. на территории Якутии действовало более 3000 малых предприятий, в которых труди­лось свыше 37 тыс. чел, или 7% от численности всех занятых. В основном они работали в сфере торговли, строительных и посреднических услуг, а также наладили выпуск небольших партий продук­ции легкой, деревообрабатывающей, пищевой про­мышленности [Федоров, 1999а, С. 21].

Однако отсутствие социальной защищенности и безопасности предпринимателей, несогласованность действий федеральных и региональных звеньев поддержки предпринимательства, недостаточная развитость кредитного финансирования бизнеса, ограничение доступа к производственным мощно­стям и т.д. привели в конечном счете к сокраще­нию числа малых предприятий. В 2001 г. в РС (Я) было зарегистрировано 2,7 тыс. малых предприятий, в 2003 г. – 2,3 тыс., в 2005 г. – 2,6 тыс. [Моисеева, Ващук, 2006, С. 148, 150].

Начиная с 2010 г. в РС (Я) реализуется Стратегия развития малого и среднего предпринимательства до 2020 г., в которой были определены приоритеты развития малого бизнеса как важнейшей состав­ляющей социально-экономического развития рес­публики. В регионе создана нормативно-правовая база, институт Уполномоченного по защите прав предпринимателей, инфраструктура финансовой, информационно-консультационной, образователь­ной и имущественной поддержки бизнеса. Для стартового развития малого бизнеса была образова­на сеть бизнес-инкубаторов. Все эти меры способ­ствовали увеличению числа предпринимателей в регионе. В 2010 г. их было уже 10,0 тыс., 2015 г. – 13,9 тыс. Сектор малого и среднего бизнеса был представлен индивидуальными предпринимателя­ми (73%), малыми предприятиями (26,6%), сред­ними предприятиями (0,3%). В них было занято 31,6% экономически активного населения [Эконо­мика..., 2016, С. 120, 122].

Таким образом, экономические реформы, направ­ленные на формирование рыночных отношений, проходили в Республике Саха (Якутия) неравно­мерно и имеют противоречивые итоги. Как и в целом по стране, радикальные социально-экономи­ческие преобразования оказались слабо подготов­ленными и малопродуктивными. Форсированные темпы внедрения рыночных отношений привели к обвальному разрушению межрегиональных хозяйст­венных связей, резкому снижению производства промышленной продукции, закрытию целого ряда крупных горнодобывающих предприятий и рабочих поселков, уничтожению социальной и производст­венной инфраструктуры, упадку транспортной сис­темы, росту безработицы и социальной напряжен­ности. Лишь относительно стабильное развитие алмазодобывающей промышленности, к распределе­нию доходов которой республика, благодаря поли­тике суверенитета, получила доступ, позволило профинансировать строительство социальных объ­ектов – Национального центра медицины, спор­тивных сооружений, учреждений образования и науки, а также создание перерабатывающих произ­водств. Остается открытым вопрос об эффективно­сти и обоснованности принятых в 1990-е годы мер по развитию промышленности, однако бесспорно стремление руководства республик и этого периода к преодолению узкосырьевой направленности эко­номики региона.

Тем не менее, новый этап индустриального освое­ния в начале XXI в. традиционно связывался с раз­работкой природных ресурсов Южной и Западной Якутии в рамках так называемых мегапроектов, предусмотренных Схемой комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 г. Ускоренное развитие нефтегазодобывающей промышленности, строительство нефтепроводов ВСТО и «Сила Сиби­ри», ввод в эксплуатацию Эльгинского угольного разреза и т.д. изменили направленность экономики РС (Я) с минерально-сырьевой на топливно-энерге­тическую. Расширение индустриального освоения природных ресурсов неизбежно вызовет сокраще­ние площадей, предназначенных для ведения тра­диционного хозяйства коренных народов и в ка­кой-то мере обострит экологические проблемы региона. В целях защиты среды обитания, традиционных систем жизнеобеспечения и этнической культуры Правительство РС (Я) приняло в 1996 г. закон «Об особо охраняемых природных террито­риях РС (Я)», а в 2010 г. первый и пока единствен­ный в РФ закон «Об этнологической экспертизе».

Не удалось преодолеть и тенденцию завоза тру­довых ресурсов для промышленности из-за преде­лов республики. На большинстве месторождений, которые в ходе заключительного этапа приватиза­ции оказались в собственности российских и зару­бежных олигархов, возобладал преимущественно вахтовый характер освоения, где местным кадрам зачастую отводилась роль лишь вспомогательного персонала.

Итоги экономического развития Республики Саха (Якутия) в конце XX – начале XXI в. показывают, что кризисные явления в промышленном производ­стве и развитии транспорта еще не до конца пре­одолены, хотя появились первые признаки снятия инфраструктурных ограничений, создаются совре­менные производства, включая ИТ-отрасль, растет эффективность системы управления социально-эко­номическими процессами.