наверхНаверх

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера

Сибирского отделения

Российской академии наук

Якутское региональное отделение

Российского исторического общества

Переход к новой политической системе. Республика Саха (Якутия) – субъект Российской Федерации.

Начавшиеся в стране в середине 80-годов XX в. процессы демократизации стали катализатором кар­динальных преобразований политической системы России. Робкие попытки изменения существовав­шей партийно-государственной системы СССР, все более перестававшей соответствовать требованиям времени, связаны с XXVII съездом КПСС (февраль 1986 г.), где была принята новая редакция Програм­мы КПСС, провозгласившая курс на «более полное вовлечение граждан в управление государственны­ми и общественными делами, совершенствование избирательной системы... и форм народного пред­ставительства, развитие демократических принци­пов советской избирательной системы» [Программа Коммунистической партии..., 1987, С. 25, 46].

Первые концептуальные новшества в советскую избирательную систему внесли решения XIX Всесо­юзной конференции КПСС (июнь – июль 1988 г.), которые предусматривали включение в избиратель­ные бюллетени большего числа кандидатов, чем мандатов; строгое соблюдение процедуры тайного голосования; регулярную отчетность депутатов и возможность их отзыва [XIX Всесоюзная конферен­ция..., 1988а, б]. С принятием Верховным Советом СССР закона «О выборах народных депутатов СССР» (декабрь 1988 г.) появились условия для реальной политической конкуренции: стало возможным вы­движение кандидатов собраниями избирателей по месту жительства, самовыдвижение кандидатов; рав­ноправие кандидатов; свобода агитации; работа из­бирательных комиссий под общественным контро­лем. Вместе с тем закон квотировал выборы одной трети народных депутатов Союза ССР, союзных и автономных республик от КПСС, ВЛКСМ, профес­сиональных союзов и общественных организаций, что открывало широкую дорогу функционерам и «удобным» депутатам [Козин, 2005].

В 1989 г. вместо Советов народных депутатов ус­танавливалась единая двухступенчатая система представительных органов государственной вла­сти: Съезд народных депутатов СССР и Верхов­ный Совет СССР, Съезды народных депутатов и Верховные Советы союзных и автономных респуб­лик, Советы народных депутатов автономных об­ластей, автономных округов, краевых, областных и других административно-территориальных единиц. Создание, по сути, двух представительных органов власти отражает непоследовательность руководства СССР, стремившегося с одной стороны, к демокра­тизации государственного устройства, с другой – к сохранению власти партийно-хозяйственной бюро­кратии [Российская государственность..., 1995, с. 60]. Двухступенчатая система представительных органов государственной власти была реализована только в РСФСР и Дагестанской АССР.

В Якутской АССР первые выборы народных де­путатов СССР, основанные на новых электораль­ных правилах, прошли 26 марта 1989 г. Однако эта избирательная кампания по-прежнему контролиро­валась партийным аппаратом, что являлось нару­шением прав как отдельных кандидатов в депута­ты, так и избирателей республики. Тогда в арсена­ле Якутского обкома КПСС еще имелась возмож­ность формирования списка кандидатов по избирательному округу, одобрения или отстранения неугодны х кандидатур через «сито» собрания ок­ружных избирательных комиссий [Иванов, б.г., С. 30-31]. После проведения выборов был сформи­рован состав народных депутатов СССР от Якут­ской АССР: Ю.Н. Прокопьев, С.В. Бойков, А.С. Бо­рисов, К.Е. Иванов, А.С. Колодезников, В.П. Ларио­нов, В.С. Митин, П.Д. Осипов, Н.Н. Петров, М.М. Яковлев. Главным итогом выборов стала вы­сокая активность рядовых граждан в ходе всей из­бирательной кампании, что свидетельствовало об их поддержке курса на перестройку и обновление советского общества.

Дальнейшие меры по демократизации политиче­ской системы подразумевали поворот в сторону разделения властей путем передачи отдельных функций партийного аппарата государственным ор­ганам, а также признание политического плюра­лизма в стране. На III Съезде народных депутатов СССР (март 1990 г.) была от менена 6-я статья Кон­ституции СССР о руководящей роли КПСС, что фактически санкционировало создание других по­литических партий. На этом же съезде был введен институт президентства, а генеральный секретарь ЦК КПСС и председатель Верховного Совета СССР М.С. Горбачев был избран первым президентом СССР [Пихоя, 2008; Медведев, 2010].

Медлительность и нерешительность союзного центра в ходе реформирования СССР как многона­ционального советского государства стимулировали рост центробежных настроений. В 1988-1989 гг. конфликт интересов, проходивший по линии «центр — союзные республики», в Эстонии, Литве, Латвии, Армении и Азербайджане перерос в про­цесс институционализации права народов на само­определение в рамках обновленной советской феде­рации. В связи с этим февральский пленум ЦК КПСС (1990 г.) принял новую концепцию националь­но-государственного строительства в СССР, допус­кавшую право национально-государственных обра­зований выбирать форму устройства, институты и символы государственности [К гуманному, демо­кратическому социализму..., 1990]. Однако практи­ческие шаги по децентрализации союзной власти не совершались, что в 1990 г. привело к суверени­зации других союзных республик в составе СССР, в том числе и РСФСР, впоследствии – к дезинте­грации и распаду Советского государства [Союз..., 1995; Чешко, 2000; Распад..., 2006, 2009].

27 октября 1989 г. Верховный Совет РСФСР при­нял закон «О выборах народных депутатов РСФСР», закрепивший ряд демократических норм и проце­дур. В отличие от аналогичного союзного закона он предусматривал выборы всего состава народных депутатов непосредственно избирателями, право кандидатов на участие в предвыборной кампании на равных основаниях с другими претендентами, не ограничивал число соискателей депутатских мандатов в избирательных округах и др. 1 ноября 1989 г. Верховный Совет ЯАССР принял аналогич­ный закон «О выборах народных депутатов Якут­ской АССР», который внес первые демократические поправки в избирательное законодательство респуб­лики: принцип альтернативности выборов, право отзыва кандидатов выдвинувшими их трудовыми коллективами, общественными организациями и собраниями избирателей по месту жительства и др.

На 4 марта 1990 г. были намечены выборы народ­ных депутатов РСФСР и Якутской АССР. Избира­тельная кампания проходила в обстановке широкой гласности: в республиканских СМИ шло бурное обсуждение программ кандидатов, повсеместно уст­раивались собрания, митинги и встречи претенден­тов с избирателями. По итогам состоявшихся в два тура выборов были избраны и вошли в состав Съезда народных депутатов РСФСР от Якутской АССР: М.Е. Николаев, П.П. Бородин, Д.С. Бубякин, А.С. Власов, П.С. Иванов, В.Н. Колодезников, З.А. Корнилова, А.В. Кривошапкин, В.П. Шамшин и Н.А. Чаусский.

Выборы народных депутатов Верховного Совета ЯАССР проходили с 4 марта по 6 мая 1990 г. В соответствии с изменениями, внесенными в Кон­ституцию Якутской АССР 1978 г., общая числен­ность депутатского корпуса была снижена с 205 до 165 чел. Кандидатами в депутаты было выдвинуто 677 чел., в среднем четыре претендента на один мандат. Среди избранных депутатов 150 были чле­нами КПСС (90,9%), 122 (74%) – представляли партийно-государственную номенклатуру, в том числе партийно-комсомольскую – 30, советскую – 30, хозяйственную – 62 чел. Председателем Верхов­ного Совета Якутской АССР был избран М.Е. Ни­колаев [Опыт..., 2003, С. 98].

С первых дней деятельности Верховного Совета Якутской АССР началась работа, направленная на достижение главной цели – установление нового политико-правового статуса автономной республи­ки; урегулирование вопросов о собственности и экономической самостоятельности Якутии, нахо­дившейся в двойном подчинении СССР и РСФСР. Значимым ориентиром в этом движении было положение об открытости Союзного договора 1922 г., закрепленное еще в платформе КПСС «На­циональная политика партии в современных усло­виях» [Материалы Пленума..., 1989]. В 1988-1989 гг. в Конституцию СССР и РСФСР были внесены изменения и дополнения, согласно которым авто­номные республики наделялись правом самостоя­тельно определять структуру государственной вла­сти. Новые конституционные редакции были направлены на совершенствование в стране федеративного устройства, обновление законодательства по вопросам прав человека и оздоровление нацио­нальных отношений [Топорнин, 1990; Самигуллин, 1991, С. 92-95].

Так же 26 апреля 1990 г. был принят закон СССР «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», установивший статус ав­тономных республик как советских социалистиче­ских государств, которые входят в состав союзных республик и одновременно являются субъектами федерации – Союза ССР. Применение правовой конструкции «двойного статуса» было продиктова­но необходимостью выравнивания статусов союз­ной и автономной республик, так как в области социально-экономического и культурного строи­тельства автономная республика наделялась теми же правами, что и союзная республика, за исклю­чением тех прав, которые по соглашению между ними передавались в ведение союзной республики. Автономии так же получили право передавать свои полномочия СССР, минуя союзные республики; строить свои отношения с ними на договорной ос­нове [Административно-территориальное устройст­во..., 2003, С. 242-245].

Назревшая необходимость повышения политиче­ского статуса автономных республик в рамках но­вой модели федеративного устройства России также была подтверждена I Съездом народных депутатов РСФСР, принявшим «Декларацию о государствен­ном суверенитете РСФСР» (12 июня 1990 г.). В Дек­ларации провозглашалось «существенное расшире­ние прав автономных республик, автономных областей, автономных округов, равно как краев и областей РСФСР. Конкретные вопросы осуществле­ния этих прав должны определяться законодатель­ством РСФСР о национально-государственном и административно-территориальном устройстве Фе­дерации» [Декларация..., 1992, С. 15]. 16 июня 1990г. Съезд вынес постановление об образовании Кон­ституционной комиссии для разработки нового Ос­новного Закона РСФСР. Председателем Комиссии был избран председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин; в состав Комиссии от Якутской АССР был включен М.Е. Николаев.

Признание прав автономных республик и их ин­ституционализация в государственных актах СССР и РСФСР требовали принятия конкретных мер на местах. 18 июля 1990 г. был обнародован проект «Декларации о государственном суверенитете Якутской-Саха Советской Социалистической Республи­ки». В течение двух месяцев в трудовых коллекти­вах, на сходах сельских жителей, собраниях общественных организаций, встречах народных де­путатов с избирателями, на сессиях районных и городских Советов, в республиканской печати шло заинтересованное обсуждение проекта. Специаль­ная редакционная комиссия Верховного Совета ЯАССР обрабатывала и анализировала поступавшие замечания и предложения и сделала все возможное, чтобы Декларация действительно отражала воле­изъявление населения Якутии [Ермолаев, 1999, С. 102-103].

Всенародное обсуждение государствообразующего документа выявило широкую поддержку населени­ем Якутии идеологемы новой государственности, способной защитить интересы республики и ее на­селения. На новом витке истории возродились ло­зунги национальных движений начала XX в.: пре­доставление Якутии права распоряжаться своими землями, недрами, водами и лесами; запрет на осу­ществление колонизационных мер на территории республики без санкции ее правительства; об ин­дустриализации Якутии с использованием преиму­щественно внутренних ресурсов; об администра­тивной независимости республики от центра, которому передаются полномочия только в опреде­ленных совместными договорами областях; повы­шение статуса Якутской АССР до статуса союзной республики и ее непосредственного вхождения в состав СССР, минуя РСФСР [Программа..., 1991, С. 30-33; Антонов, 1999, С. 33-37]. Тезисы, сформу­лированные в «Программе младо-якутской нацио­нальной советской социалистической партии серед­няцко-бедняцкого крестьянства (конфедералистов)», поддерживались многими общественно-политиче­скими организациями республики (Мирнинский народный фронт, Союз общественных объединений и граждан «Саха омук», Республиканская (народ­ная) партия Якутии, национально-демократическое движение «Саха кэскилэ»), а так же были представ­лены в альтернативном варианте «Декларации о го­сударственном суверенитете Якутской-Саха ССР», подготовленном общественной организацией «Саха кэскилэ» [Игнатьева, 1999].

Тот факт, что в ходе общественных дискуссий ведущими были императивы экономической само­стоятельности республики, имеет глубокие истори­ческие корни. Они долго вызревали еще в недрах СССР как следствие политики индустриализации Якутии, когда осваиваемая территория республики рассматривалась исключительно в качестве сырье­вого придатка. Предприятия, находившиеся в веде­нии Совета Министров ЯАССР, к концу 1980-х годов занимали в общем объеме промышленной продукции 4%, в капиталовложениях 5%, в общей сумме прибыли 1%. В бюджет автономной респуб­лики поступало лишь 4,5% прибыли промышлен­ных предприятий, а львиная доля находилась в распоряжении министерств и ведомств союзного подчинения, практически не участвовавших в раз­витии территории, создании предприятий агропро­мышленного комплекса, местной промышленности, дорожной сети, что увеличивало социальную напряженность на местах [Реальный федерализм..., 1995, С. 36-37].

На протяжении всего советского периода партий­но-хозяйственное руководство Якутии добивалось решения вопроса о повышении отчислений за до­бычу полезных ископаемых, а также от прибыли предприятий [История Якутской АССР, 1963, С. 131; Ермолаев, 1999, С. 68-69]. В годы перестройки рабочей группой Совета Министров и Госплана Якут­ской АССР под руководством председателя правительства республики В.П. Шамшина был разработан проект Концепции самоуправления и самофинан­сирования республики, основанный на принципах «территориального хозрасчета». Модель хозрасчета учитывала не только природную ренту от земли и ее недр, но и оценку валютной продукции и рас­четов за них по мировых стандартам и ценам [Кон­цепция самоуправления..., 1989].

Вопрос о необходимости учета экономических интересов республики также был поставлен на последнем XXVIII съезде КПСС (июль 1990 г.). Партийная делегация Якут­ской АССР в лице М.Е. Николаева потребовала восстановить в полном объеме законные права и интересы народов, проживающих в автономных республиках, областях и округах; вернуть им узур­пированное союзным центром право на владение, пользование и распоряжение землей, богатствами недр и другими природными ресурсами, а также предоставить широкие экономические полномочия [Николаев, 1992а, С. 11-13]. Реалии жизни автоном­ных образований в составе РСФСР показывали, что рамки автономии, создавшие в начале XX в. благоприятные условия для их всестороннего раз­вития, на исходе столетия объективно стали тесны­ми, а их политико-правовой статус существенно сдерживал рост экономической самостоятельности республик. В течение июня – сентября 1990 г. ав­тономные республики в составе РСФСР Северная Осетия, Карелия, Коми, Татарстан и Удмуртия приняли Декларации о государственном суверени­тете своих образований.

27 сентября 1990 г. Верховный Совет ЯАССР при­нял «Декларацию о государственном суверенитете Якутской-Саха ССР» и провозгласил республику суверенным социалистическим государством в со­ставе обновленной РСФСР. Носителем суверенитета признавался народ, состоящий из граждан респуб­лики всех национальностей. Закреплялось право народа на самоопределение своего национально-го­сударственного устройства. В Декларации устанав­ливались: полнота власти республики при решении вопросов государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые добровольно переда­ются в ведение СССР и РСФСР; право заключения с другими равноправными субъектами Федератив­ного договора и участия вместе с другими респуб­ликами в Союзном договоре; исключительная соб­ственность республики на землю, ее недра, воды, леса и другие природные ресурсы на территории Якутии и плата за их использование. Декларация определила, что она является основой конституци­онного развития Якутской-Саха ССР и совершенст­вования республиканского законодательства [Сбор­ник законов..., 2001а, С. 7-10].

В тот же день было принято постановление «Об образовании Конституционной комиссии Якутской-Саха ССР». Председателем Комиссии был избран М.Е. Николаев, председатель Верховного Совета республики, его заместителем – В.М. Власов, пер­вый заместитель председателя Верховного Совета республики. В состав Комиссии вошли 57 чел., в том числе сотрудники аппарата Верховного Совета: А.П. Илларионов, А.С. Антонов, П.И. Федоров; Ми­нистерства юстиции республики: В.Н. Прокопьев, Ю.П. Поздняков: народные депутаты К.Е. Иванов, Е.М. Ларионов, В.В. Кириллин, ученые-правоведы М.М. Федоров, Д.Н. Миронов и др. [Руководители..., 2012]. На рабочую группу была возложена основная работа по подготовке проекта новой конституции; взаимодействию с экспертным сообществом Якутии и России; разработке новых законов, изменений и дополнений, вносимых в действовавшую Консти­туцию Якутской АССР 1978 г. В связи с принятием III Съездом народных депутатов РСФСР (апрель 1991 г.) постановления «Об основных началах национально-государственного устройства РСФСР (О Федеративном договоре)» Конституционная ко­миссия позднее представляла интересы Якутии в ходе работы над проектом Федеративного договора. В частности, члены рабочей группы принимали участие в обосновании общей концепции обнов­ленной федерации, модели разграничения полномо­чий и предметов ведения между федеральным центром и субъектами федерации. С января 1992 г. перед рабочей комиссией в лице ее членов А.П. Ил­ларионова, М.М. Федорова, В.В. Кириллина была поставлена задача взаимодействия с Конституцион­ной комиссией Съезда народных депутатов РСФСР по разработке новой конституции России [Из исто­рии..., 2008, С. 381].

Руководители Верховного Совета и Совета Ми­нистров республики продолжали добиваться от со­юзного и российского правительства справедливого решения вопросов в сфере недропользования. В ре­зультате 26 декабря 1990 г. вышло постановление Совета Министров РСФСР «О расширении эконо­мической самостоятельности Якутской-Саха ССР в решении социально-экономических проблем в ус­ловиях перехода на рыночные отношения». Соглас­но постановлению, средства от платы за природные ресурсы направлялись в бюджет Якутии, а отчис­ления за алмазы, золото и другие экспортные виды продукции – в республиканский валютный фонд [Алмазная книга..., 2014, С. 513]. Однако в силу функционировавших советских законов о собствен­ности и сохранявшейся иерархии властных струк­тур союзного и российского уровня этот документ в тот момент имел скорее символический смысл и мало что изменил на практике.

По решению союзного правительства плата за природные ресурсы Якутии стала выплачиваться с 1 января 1991 г., но расчеты производились по зани­женному валютному курсу и в рублевом эквивален­те. Это позволило создать ряд фондов: стабилизаци­онный – для оказания финансовой помощи пред­приятиям республики; дотационный – для поддер­жания приемлемого уровня розничных цен на продукты питания и предметы первой необходимо­сти; фонд социальной защиты населения; фонд раз­вития районов проживания малочисленных народов Севера; фонд экологии [Иванов, б.г., С. 42-43]. Та­ким образом, в рамках концепции регионального хозрасчета удалось достичь некоторого укрепления республиканского бюджета. Вместе с тем сохранение командно-административных подходов в экономиче­ских отношениях Союза и Якутии показало, что добиться более серьезных уступок можно только по­литическими аргументами [Коротеева, 2000, С. 67].

Для легитимации политических принципов Дек­ларации 26 февраля 1991 г. Верховным Советом был принят закон «О государственном статусе Якут­ской-Саха ССР», где отмечалось, что республика является преемницей прав, обязанностей и собст­венности Якутской АССР. Закон официально за­крепил государственный суверенитет республики в составе РСФСР и СССР и определил его полити­ко-правовые основы: гражданство; верховенство Конституции республики на территории Якутии; право выбора форм защиты территории, конституционного строя, самобытности, культуры, образа жизни коренных народов, прав и свобод граждан; право на создание своей правовой системы; право на добровольной и равноправной основе определять свои отношения с РСФСР и СССР, вступать в до­говоры с другими субъектами советской федерации, устанавливать внешние экономические связи. Закон также определил исключительную собственность республики, а также ее долю в созданном общесо­юзном и федеративном богатстве, алмазном, валют­ном и золотом запасах. Закон установил исключи­тельные и делегированные полномочия республики, которые должны определяться договорами с СССР и РСФСР. Отдельной статьей Закона было установ­лено право народа республики на самоопределение при ущемлении его суверенных прав и интересов, при неуважении к суверенитету Якутии [Сборник законов..., 2001а, С. 26-28].

Юридическое закрепление новой государственно­правовой парадигмы развития Якутской-Саха ССР инициировало масштабную законотворческую дея­тельность, направленную на первоочередное регу­лирование вопросов о собственности и экономиче­ской самостоятельности республики. Верховным Советом Якутии были приняты такие важные за­коны, как «О собственности в Якутской-Саха ССР», «О земельной реформе», «О крестьянском хозяйст­ве», «О внешнеэкономической деятельности Якутской-Саха ССР», «О недрах и недропользовании», «О разгосударствлении и приватизации предпри­ятий в Якутской-Саха ССР» и др. [Там же, С. 35-49, 51-56, 121-137, 143-151, 195-204, 205-219].

В начале 1991 г. напряженность во взаимоотно­шениях союзного центра и республик перешла в критическую стадию: в феврале Литва, Латвия, Эс­тония, Армения, Грузия и Молдавия объявили о решении не принимать участие во всесоюзном ре­ферендуме по вопросу о дальнейшей судьбе Совет­ского Союза. В период драматического кризиса государственности СССР, 17 марта 1991 г., население Якутии своим волеизъявлением выступило за со­хранение советского государства как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться пра­ва и свободы человека любой национальности. Из 78,7% избирателей Якутии, принявших участие в голосовании, 76,7% высказались за сохранение СССР (по России – 71,3%).

17 марта 1991 г. одновременно проводился всерос­сийский референдум по вопросу о необходимости поста президента РСФСР, избираемого всенарод­ным голосованием. За введение президентства про­голосовали 59,8% избирателей Якутии (по Рос­сии 70%). Наибольшую активность в референду­мах СССР и РСФСР показали жители сельских районов Якутии – до 90-96% принявших участие. Наименьшая активность наблюдалась в городах и промышленных районах: Нерюнгри, Мирном, Якут­ске, Усть-Янском, Оймяконском и Усть-Майском районах [Опыт..., 2003, С. 91-92].

В первую годовщину принятия «Декларации о государственном суверенитете РСФСР», 12 июня 1991 г., состоялись выборы первого президента РСФСР. В голосовании приняли участие 76,6% из­бирателей Якутии (по России – 74,66%). Высокая гражданская активность была зафиксирована в сельских районах, где проголосовало более 90% из­бирателей. Победу в выборах одержал Б.Н. Ельцин, получивший поддержку 44,9% избирателей (боль­шинство голосов в 18 районах). Второе место занял Н.И. Рыжков, набравший 24,7% (большинство голо­сов в 15 районах). На третье место вышел А.-Г.М. Тулеев, за которого отдали голоса 12,8% из­бирателей (большинство из них жители Нюрбинского и Олёкминского районов). При этом пред­почтения избирателей Якутии несколько отличались от выбора российского электората, где в тройку лидеров вошли Б.Н. Ельцин (57,3%), Н.И. Рыжков (16,85%) и В.В. Жириновский (7,8%) [Там же, С. 78-82].

Непредсказуемость политических событий в стра­не – попытка антиконституционного переворота 19­21 августа 1991 г., приостановление, а затем и пре­кращение деятельности КПСС на территории РСФСР – диктовала необходимость безотлагатель­ной реорганизации существовавшей тогда системы власти в Якутии. Первым практическим шагом на этом пути стало учреждение должности президента Якутской Саха-ССР, призванного координировать действия всех ветвей власти и общественно-поли­тических сил республики по охране ее националь­но-государственных интересов. Идея введения но­вого политического института стала предметом дискуссии как в Верховном Совете, так и в обще­стве. Так, одна часть народных депутатов поддер­живала предложение, мотивируя это тем, что при коллегиальном руководстве невозможно оперативно реагировать на меняющуюся политическую ситуацию; вторая высказывалась за проведение рес­публиканского референдума по вопросу о необхо­димости поста президента; третья – категорически отвергала сам институт президентства, характери­зуя его как «подкоп» под советскую власть [Егоров, 2007].

Если парламентские дебаты носили в основном политико-правовой характер, то массовые опросы выявили раскол общественного мнения республики по этническому принципу. Введение поста прези­дента поддерживали 63% опрошенных якутов и представителей малочисленных народов Севера, 34% русских; против высказывались 54% русских, 29% якутов и представителей малочисленных наро­дов Севера; затруднялись ответить 12% русских, 10% якутов и представителей малочисленных наро­дов Севера [Тарасов, 1992]. Оказалось, что учреж­дение должности президента многие русские рес­понденты рассматривали через призму усиления центробежных сил в стране и, соответственно, как попытку создания независимого государства, при­верженного преимущественно интересам «титульно­го» народа. Кроме того, в условиях экономического кризиса и ухудшения жизни людей проявилась проблема «дележа» валютных поступлений в про­мышленности республики. Напряженные споры в СМИ о том, кто имеет приоритет в распределении дохода от продажи природных ресурсов – тот, кто их непосредственно добывает, или тот, кто являет­ся местным жителем, завершились идеей проведе­ния референдума по проекту «О статусе многона­циональных автономных административно-террито­риальных единиц в составе Якутии», подготовлен­ному депутатами Мирнинского городского совета [Ермолаев, 1999, С. 109; Коротеева, 2000, С. 80-82].

Несмотря на имевшиеся в обществе разногласия, Верховный Совет республики проявил политиче­скую волю и счел необходимым принять 16 октяб­ря 1991 г. закон «О президенте Якутской-Саха ССР». Законом было установлено, что президент является высшим должностным лицом и главой исполни­тельной власти, гарантом государственности рес­публики, прав и свобод населения Якутии, а также принятых межреспубликанских и международных обязательств [Сборник законов..., 2001а, С. 157-161]. Легитимность института президентства также при­знавалась постановлением Верховного Совета РСФСР «О главах исполнительной власти респуб­лик в составе РСФСР» (11 октября 1991 г.), где было определено, что президент республики входит в единую систему исполнительной власти РСФСР, является высшим должностным лицом и возглавля­ет правительство республики, его компетенция и сроки выбора устанавливаются законодательством республики [Миронов, 1996, С. 65].

Распад СССР и обретение государственной само­стоятельности РСФСР оказали значительное влия­ние на установление экономических взаимоотноше­ний Якутии непосредственно с Россией. В резуль­тате 11 декабря 1991 г. вышел Указ Президента РСФСР «О полномочиях Якутской-Саха ССР в распоряжении природными ресурсами республики», а 12 декабря 1991 г. подписано «Соглашение по эко­номическим вопросам между Правительствами Рос­сии и Якутии», в соответствии с которыми респуб­ликой были получены дополнительные средства от собственности на природные ресурсы. С пополне­нием республиканского бюджета, стабилизацией социально-экономической ситуации начали менять­ся и общественные настроения: к концу 1991 г., по сравнению с его началом, число несогласных с вве­дением должности президента Якутии сократилось с 81 до 26% опрошенных лиц [Республика Саха (Якутия): путь..., 2000, С. 91].

Первые альтернативные выборы президента Якутской-Саха ССР состоялись 20 декабря 1991 г. В го­лосовании приняли участие 75,2% избирателей, внесенных в списки: за кандидатуру М.Е. Николае­ва, председателя Верховного Совета республики, было подано 76,6% голосов; второго кандидата – И.Д. Черова, министра транспорта и связи Якутской-Саха ССР, поддержали 7,3% избирателей. Вместе с президентом Якутии был избран вице-президент – В.А. Штыров, министр строительства и инвестиций Якутской-Саха ССР [Опыт..., 2003, С. 93]. Инаугурация первого президента Якутии М.Е. Николаева состоялась 27 декабря 1991 г.; в тот же день было принято постановление о принятии нового официального названия республики – Рес­публика Саха (Якутия).

Первые президентские выборы придали импульс процессу формирования новых государственно-пра­вовых институтов республики. 7 февраля 1992 г. был принят закон «О Конституционном суде Рес­публика Саха (Якутия)», в соответствии с которым создан Конституционный суд – высший судебный орган конституционного контроля. Его основные полномочия заключались в обеспечении верховен­ства Конституции Якутии, конституционности пра­воприменительной практики, а так же защите кон­ституционного строя республики [Сборник зако­нов..., 2001а, С. 245-262].

Одновременно в Верховном Совете и Совете Ми­нистров республики шла напряженная работа по подготовке и согласованию важнейших документов, определивших современный облик государственно­сти Якутии. В итоге 31 марта 1992 г. делегация Республики Саха (Якутия) в числе других полно­мочных представителей субъектов федерации под­писала Федеративный договор – Договор о разгра­ничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверен­ных республик в составе Российской Федерации с Российской Федерацией в лице президента Б.Н. Ельцина и председателя Верховного Совета Р.И. Хасбулатова. Историческое значение этого уни­кального политико-юридического документа опре­деляется тем, что на его основе была реализована государственно-правовая реформа конституционного строя России.

В развитие Федеративного договора в тот же день Б.Н. Ельцин и М.Е. Николаев подписали «Соглаше­ние о взаимоотношениях между Правительствами РФ и РС (Я) по экономическим вопросам». Сторо­ны подтвердили наличие на территории Якутии федеральной, республиканской и совместной собст­венности; детализировали порядок разгосударствле­ния и приватизации, завоза продукции в районы Крайнего Севера, взаимоотношения по вопросам разработки, добычи и реализации природных ре­сурсов; признали право республики на 20% юве­лирных алмазов и 11,5% аффинированного золота, а также право на формирование валютных фондов [Там же, С. 592-596].

В соответствии с «Соглашением о разграничении государственной собственности между РФ и РС (Я)», подписанным 25 ноября 1992 г., были установлены объекты государственной собственности, принадле­жащие Якутии и России, а также объекты, находя­щиеся в их совместной собственности. В результате в собственность республики перешла значительная часть союзных предприятий и ведомств, располо­женных на ее территории. Отметим, что экономи­ческая парадигма развития Якутии исключала раз­рушение государственной собственности, что, собственно, и произошло в других российских регионах, а предусматривала использование собст­венности для сохранения бюджетообразующих от­раслей: алмазо-, угле-, золотодобывающей промыш­ленности и сельского хозяйства; развитие новых отраслей региональной экономики – газовой и нефтяной. Главным достижением стало создание совместно с федеральным правительством АК «Ал­мазы России — Саха» (ноябрь 1992 г.). Лучшая в мире минерально-сырьевая база Якутии и объеди­нение в одно звено добычи, оценки и реализации алмазов позволили компании выстоять в тяжелей­ших условиях девальвации рубля 1994 г., дефолта 1998 г., финансового кризиса 2008 г. и стать мощной диверсифицированной корпорацией, интегрирован­ной в газовую и нефтеперерабатывающую промыш­ленность республики. На протяжении многих лет АК «АЛРОСА» является основным промышленным предприятием республики, обеспечивающим посту­пление бюджетных средств и налоговые расчеты с федеральным центром, социально-экономическую стабильность и рост благосостояния населения Якутии [Тичотский, 2001].

Смена исторического вектора развития России в ходе реализации либеральных реформ правительст­ва Ельцина — Гайдара еще раз подтвердила необ­ходимость и своевременность принятия «Деклара­ции о государственном суверенитете» Якутии. При выходе из социализма Республика Саха (Якутия) обладала юридически закрепленными государствен­ностью, собственностью и бюджетом, что позволи­ло в значительной мере смягчить переход от одно­го общественного строя к другому. Вместе с тем необходимую целостность и завершенность полити­ческого статуса Якутии и самостоятельной полити­ки в экономическом, социальном и культурном развитии республики должна была обеспечить ее новая Конституция.

Процесс подготовки проекта Основного Закона республики длился с 27 сентября 1990 г. по 2 апре­ля 1992 г. Первый вариант, подготовленный Кон­ституционной комиссией Верховного Совета рес­публики, 2 декабря 1990 г. был обнародован в печати и отправлен на экспертизу в Институт го­сударства и права Академии наук СССР. Опубликованный проект сразу же привлек широкое вни­мание общественности республики и стал отправной точкой для всенародного обсуждения. На этом эта­пе деятельность рабочей группы была сконцентри­рована на изучении замечаний и предложений, на­правлявшихся в адрес Конституционной комиссии. О масштабе проделанной работы можно судить по тому, что в период с 15 декабря 1990 г. по 15 янва­ря 1991 г. поступило 350 писем от 14 районных Советов, 3 общественных организаций, а также от трудовых коллективов и отдельных граждан, а по состоянию на 10 июля 1991 г. – 2220 [Ермолаев, 1999, С. 117]. Многие содержательные замечания и предложения были систематизированы, обобщены и на их основе сделаны дополнения в текст Консти­туции. Новая редакция проекта Конституции была принята 6 февраля 1992 г. Верховным Советом рес­публики в первом чтении и опубликована в печати для повторного общественного обсуждения. 2 апре­ля 1992 г. Конституционная комиссия постановила внести уточненный проект Основного Закона на рассмотрение внеочередной XI сессии Верховного Совета РС (Я).

4 апреля 1992 г. Верховный Совет принял новую Конституцию республики, которая вступила в силу 27 апреля 1992 г., и этот день был объявлен Днем Республики [Конституция..., 1993]. Конституция завершила конституционно-правовое оформление государственности Якутии. Она провозгласила рес­публику суверенным, демократическим и правовым государством, обладающим своей территорией, гражданством, законодательством, государственны­ми символами – гербом и флагом, государствен­ными языками – якутским и русским, а также всей полнотой государственной власти на своей территории за исключением тех полномочий, кото­рые добровольно, на основе договора, передаются в ведение России.

Конституция установила систему государствен­ной власти в лице: Верховного совета, высшего представительного, законодательного и контроль­ного органа; Президента, высшего должностного лица и главы исполнительной власти; Конституци­онного суда – высшего органа судебной власти по защите конституционного строя республики; Вер­ховного суда – высшего органа судебной власти. Конституция определила механизм избрания граж­данами республики Верховного Совета, Президен­та, вице-президента и местных Советов народных депутатов, основанный на всеобщем и прямом из­бирательном праве, что гарантировало единство в организации системы органов государственной вла­сти Якутии.

Конституция провозгласила приоритет прав чело­века и гражданина, отказ от принципа подчинения человека целям государства и признала соблюдение и защиту прав человека главной обязанностью го­сударства, его органов и должностных лиц [Сбор­ник законов..., 2001а, С. 308-332]. Отметим, что многие положения республиканской Конституции, принятой ранее, чем Конституция Российской Фе­дерации, были использованы в разработке консти­туций и уставов многих субъектов федерации и тем самым способствовали становлению политико-пра­вовой системы страны в целом.

После принятия новой Конституции государст­венность республики стала конкретизироваться и закрепляться в региональном законодательстве: были приняты такие законы, как «О государствен­ном флаге Республики Саха (Якутия)», «О языках в Республике Саха (Якутия)», «О гражданстве Рес­публики Саха (Якутия)», «О кочевой родовой об­щине малочисленных народов Севера», «О государ­ственном гербе Республики Саха (Якутия)», «Об общественных объединениях» и др. [Сборник зако­нов..., 2001а].

Стабилизационная политика президента и прави­тельства республики предполагала ряд важных мер по упрочению экономической самостоятельности, в том числе развитие ранее недоступной для Якутии внешнеэкономической деятельности. В качестве ос­новных партнеров рассматривались наиболее близ­кие центры мирового хозяйства – страны Арктического бассейна, объединившиеся в рамках международной неправительственной организации «Северный Форум». Также были установлены тор­гово-экономические отношения со странами Запад­ной Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона. В январе 1993 г. на 3-й Генеральной Ассамблее Орга­низации непредставленных наций и народов в Гаа­ге (Нидердланды) Республика Саха (Якутия) вошла в состав организации в качестве наблюдателя, что диктовалось необходимостью поиска дополнитель­ных возможностей более активного участия в меж­дународном экономическом взаимодействии [Арта­монов, 1994, С. 46].

Начало 1993 г. стало одним из поворотных мо­ментов в истории постсоветской России, ознамено­ванным политическим кризисом в стране. 29 марта 1993 г. Съезд народных депутатов России принял постановление «О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 г., порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума». На референдум выносились четыре вопроса:

  1. Доверяете ли Вы Президенту Российской Фе­дерации Б.Н. Ельцину?
  2. Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляем ю Президентом Россий­ской Федерации и Правительством Российской Фе­дерации с 1992 года?
  3. Считаете ли Вы необходимым проведение дос­рочных выборов Президента Российской Федера­ции?
  4. Считаете ли Вы необходимым проведение дос­рочных выборов народных депутатов Российской Федерации?

В общенациональном референдуме 25 апреля 1993 г. приняли участие 70,4% избирателей Якутии (по России – 64,1%). В результате голосования ответы на вопросы распределились следующим об­разом: «Да» по первому вопросу ответили 68,1% избирателей республики (по России 58,7 %); по второму – 60,7% (53%); по третьему – 32% (31,7%); по четвертому – 47,9% (43,1%). Как из­вестно, сторонников президента Б.Н. Ельцина при­зывали голосовать «Да — Да — Нет — Да». 5 мая 1993 г. Центральная комиссия всероссийского рефе­рендума признала его состоявшимся.

После победы на референдуме президент Б.Н. Ельцин 2 июня 1993 г. подписал указ «О по­рядке работы Конституционного совещания». Со­гласно Указу, Конституционная комиссия Съезда народных депутатов России была заменена Консти­туционным совещанием, призванным подготовить альтернативный проект Конституции, закрепляв­ший за президентом всю полноту государственной власти в стране. Сценарий мирного согласования «парламентского» и «президентского» проектов пу­тем переговоров между законодательной и исполни­тельной ветвями власти не был реализован. 21 сен­тября 1993 г. вышел указ «О поэтапной конституци­онной реформе в Российской Федерации», в соот­ветствии с которым деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета России приостанавливалась; на 12 декабря 1993 г. были назначены вы­боры в Федеральное Собрание России. Однако Конституционный суд РФ признал президентский указ неконституционным, а Верховный Совет вы­нес решение о прекращении полномочий Б.Н. Ель­цина. В начале октября 1993 г. в стране было объ­явлено чрезвычайное положение, в ответ президен­том России Верховный Совет был распущен с при­менением силы.

Октябрьские события ускорили процесс карди­нального реформирования политической системы и органов государственного управления России. Так, 9 октября 1993 г. вышел Указ Президента РФ «О реформе представительных органов власти и ор­ганов местного самоуправления в Российской Феде­рации», предписывавший прекращение деятельности Советов народных депутатов всех уровней, а также проведение выборов в законодательные (представи­тельные) органы власти субъектов федерации в пе­риод с декабря 1993 г. по март 1994 г. Следующий указ «О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации» был обнародован 15 октября 1993 г. вместе с Положением о всенародном голосовании (референдуме) 12 декаб­ря 1993 г. Это было принципиальное решение Б. Н. Ельцина – судьбу Конституции России вверить свободному волеизъявлению населения страны, вы­ражаемому через общенациональный референдум.

12 октября 1993 г. на внеочередной сессии Вер­ховный Совет принял постановление «О реформи­ровании органов представительной власти в Рес­публике Саха (Якутия)», согласно которому он добровольно сложил полномочия и самораспустил­ся. Как следствие, на всей территории Якутии так­же прекратили свою деятельность местные район­ные, городские, поселковые и сельские Советы народных депутатов. На этой же сессии была одоб­рена концепция «О парламенте – Законодательном Собрании Республики Саха (Якутия)». Выборы в Законодательное Собрание были назначены на 12 декабря 1993 г., одновременно со всероссийским референдумом и выборами в Федеральное Собра­ние России. Кроме того, президенту РС (Я) были делегированы полномочия по утверждению положе­ний «О выборах в Законодательное Собрание» (14 октября 1993 г.), «О парламенте – Законодатель­ном Собрании Республики Саха (Якутия)» (30 ок­тября 1993 г.).

Формирование нового парламента, его структуры и полномочий диктовалось необходимостью про­фессионализации законотворческого процесса, так как по регламенту прежнего Верховного Совета только 15 из 165 депутатов, входивших в состав Президиума, занимались разработкой проектов за­конов и одновременно осуществляли контроль за их исполнением. В связи с этим предусматривалось создание двухпалатного парламента: нижняя Пала­та Представителей в составе 21 депутата защищала интересы всего населения республики и исполняла свои полномочия на постоянной основе, 35 депута­тов верхней Палаты Республики представляли ин­тересы улусов и городов республиканского подчи­нения.

Положением о выборах было предусмотрено вы­движение кандидатов в депутаты объединениями избирателей по месту проживания или работы, а также партиями, политическими движениями, об­щественными организациями, уставы которых были зарегистрированы Министерством юстиции РС (Я). Признание партий и политических движений в ка­честве субъектов избирательного процесса оказало значимое влияние на становление системы многопартийности в Якутии. В настоящее время, в соот­ветствии с федеральным законодательством, они являются единственными субъектами, обладающи­ми правом выдвижения кандидатов, за исключени­ем выборов в органы местного самоуправления.

В кратчайшие сроки ЦИК РС (Я) сформировал 56 избирательных округов; зарегистрировал 155 кан­дидатов в депутаты Палаты Республики, 99 – в депутаты Палаты Представителей. По итогам выбо­ров, в которых приняли у частие 65,4% избирателей Якутии, мандат народного депутата получили 12 чел.; по результатам повторного голосования 21 декабря 1993 г. – 40 чел. В полном составе парла­мент был сформирован после еще двух повторных выборов, состоявшихся 13 и 23 февраля 1994 г. Первыми председателями палат были избраны: Па­латы Республики – Е.М. Ларионов, Палаты Пред­ставителей – А.П. Илларионов [Зыков, 1994].

В ходе выборов в Федеральное Собрание России впервые был применен механизм партийного пред­ставительства при формировании нижней палаты парламента, Государственной Думы. По итогам выборов, в Якутии 5%-й барьер преодолели 7 из 13 политических партий и общественно-политических движений из федерального списка ЦИК РФ: ЛДПР (14,4% избирателей), «Выбор России» (12,3%), Пар­тия российского единства и согласия (11,5%), «Женщины России» (10,3%), Аграрная партия Рос­сии (9,3%), КПРФ (8,6%) и «Яблоко» (6,6%). В целом партийные предпочтения избирателей Яку­тии отразили ностальгию по бывшему СССР, что проявилось в поддержке великодержавной ритори­ки ЛДПР; недовольство «антинародными» рефор­мами, чем объясняется вторая электоральная пози­ция проправительственного блока; потребность в стабильности, ассоциировавшуюся с центристскими партиями; популярность левых партий – КПРФ и Аграрной партии России.

Во всенародном голосовании приняли участие 62,35% избирателей Якутии (по России – 53,09%). На вопрос референдума «Принимаете ли Вы Кон­ституцию Российской Федерации?» утвердительно ответили 55,01% избирателей (по России 58,4%); против высказались 44,99% (по России 41,6%) [Архив федеральных избирательных кампаний]. Расклад голосов участников общенационального референдума наглядно демонстрирует отсутствие общественного консенсуса. Истоки протестного го­лосования кроются в трагической «октябрьской цене» федеральной Конституции, принятой после «неправового прерывания российского политико­правового процесса... прекращения полномочий на­родных депутатов Российской Федерации и пред­ставительных органов государственной власти в 1993 г.» [Степанова, 1998, С. 5]. Недовольство многих избирателей вызвали вынесение на референдум только «ельцинского» проекта Конституции, опре­деление даты и порядка голосования подзаконными актами – указами Президента РФ, что не позволи­ло провести действительно всенародное обсуждение нового Основного Закона перед его принятием. Против голосовали избиратели, обеспокоенные изъ­ятием из Конституции текста Федеративного дого­вора 1992 г., инкорпорированного в Конституцию РСФСР 1978 г. (в последних редакциях). Принятие новой Конституции РФ голосами около одной тре­ти всего российского электората существенно сни­зило ее легитимную прочность.

В целом, всенародный референдум закрепил кон­ституционный отказ России от советской формы власти, утверждение нового политического строя, демократизм государства и общества, политический плюрализм, основные права и свободы человека и гражданина, институты государственной власти и основы местного самоуправления, федеративное устройство государства, плюрализм форм собствен­ности и свободу предпринимательской деятельности [Конституционное право..., 2000; Чиркин, 2000].

20 апреля 1994 г. завершилось конституционное оформление нового республиканского парламента как высшего законодательного, представительного и контрольного органа власти – правопреемника Верховного Совета Якутской-Саха ССР [Конститу­ция..., 1995]. В интересах укрепления самобытной государственности республики было принято новое название парламента, функционирующего в рамках современного парламентаризма. Таким образом, высший орган власти получил тройное название: Государственное Собрание – олицетворяло учредительную власть, Ил Тумэн – преемственность истории и традиций мирного регулирования вопро­сов, парламент – законодательную и представи­тельную власть [Миронов, 2007, С. 19-20].

В систему органов государственной власти рес­публики были включены: Правительство – испол­нительный и распорядительный орган; местные органы власти – представительные органы и адми­нистрации, решавшие вопросы местного значения. Баланс законодательной и исполнительной власти поддерживался за счет участия парламента в фор­мировании Правительства, контроля за деятельно­стью Президента и Правительства. Президент не имел права роспуска и приостановления деятельно­сти парламента. Таким образом, в республике уста­новилась смешанная президентско-парламентская форма правления, не допускавшая концентрации власти в одних руках.

В течение 90-х годов XX в. республиканским пар­ламентом было принято свыше 300 законов и нор­мативно-правовых документов, созданных с учетом территориальной удаленности, состояния производ­ственной и социальной инфраструктуры, условий жизни населения республики [Мы построим..., 1997, С. 19]. Некоторые из них были разработаны в порядке опережающего законодательства с тем, чтобы заполнить существовавшие пробелы в феде­ральной нормативно-правовой базе. В частности, были приняты законы «О кочевой родовой общине малочисленных народов Севера» (1992 г.), «О право­вом статусе коренных малочисленных народов Се­вера» (1997 г.), «Об оленеводстве», которые лишь через 8-10 лет появились на федеральном уровне [Сборник законов..., 2001а, С. 546-553; 2001в, С. 408-422, 442-451]. Были приняты нормативные акты в области социальной и жилищной политики, трудо­вых отношений и оплаты труда, регулировавшие вопросы общественных отношений, которые оста­вались незакрепленными федерацией. Впоследствии многие законы республики легли в основу соответ­ствующих федеральных законов и внесли свой вклад в развитие законодательства Российской Фе­дерации [Ким-Кимэн, 2003].

Вместе с тем в рамках одного регионального за­конодательства объективно было невозможно обес­печить условия безопасной жизнедеятельности на­селения северной республики. Инициативность и последовательность руководства Якутии в развитии взаимоотношений центра и республики в прагма­тических терминах реальных уступок и обязательств по принципиальным вопросам позволили найти компромисс и выйти на новый уровень конститу­ционно-договорных отношений. 29 июня 1995 г. президент России Б.Н. Ельцин и президент Якутии М.Е. Николаев подписали «Договор о разграниче­нии предметов ведения и полномочий между орга­нами государственной власти РФ и органами госу­дарственной власти РС (Я)». Договор инициировал подписание 15 соглашений о разграничении полно­мочий в области: агропромышленного комплекса; таможенного дела; образования; обеспечения заня­тости населения и регулирования миграционных процессов; реализации федеральных программ на территории Якутии; связи; бюджетных отношений; экономики; международных и внешнеэкономиче­ских связей; дорожно-транспортного комплекса; горнодобывающей промышленности; управления Северным морским путем; охраны окружающей среды и использования природных ресурсов; топ­ливно-энергетического комплекса [Сборник зако­нов..., 2001б, С. 24-58]. В результате стало возмож­ным продолжение диверсификации экономики Якутии и преодоление ее однобокой сырьевой на­правленности, создание алмазно-бриллиантового и нефтегазового комплексов, ювелирной промышленности, наладка глубокой переработки сельскохозяй­ственной продукции, производство сложной быто­вой техники, реконструкция швейного, кожевенно-­обувного, мебельного производства [Федерация..., 2007, С. 41].

Слаженная работа всех звеньев власти и управле­ния по реализации социальной политики респуб­лики: гарантии занятости, образования, здраво­охранения, защита наиболее уязвимых групп общества и т.д. – содействовала адаптации жите­лей Якутии к меняющимся условиям труда и жиз­ни и тем самым – сохранению кредита народного доверия власти. Об этом свидетельствуют итоги парламентских (1995 г.) и президентских (1996 г.) выбо­ров в России и Якутии, фактически ставших инди­каторами общественных настроений, способных кардинально поменять вектор политических про­цессов в стране. Например, на выборах в Государ­ственную Думу РФ 17 декабря 1995 г. победу как в Якутии (17,6% избирателей), так и в целом по Рос­сии (22,3%) одержала партия коммунистов. За пар­тию власти «Наш дом — Россия» (НДР) проголосовали 13,7% избирателей (по России – 10,13%). Таким образом, думские выборы показали, что предстоящее главное политическое событие постсо­ветской России состоится в условиях ожесточенно­го противостояния власти и левой оппозиции, и что существуют веские основания сомневаться в положительном исходе выборов для действующего президента России.

В выборах президента России 16 июня 1996 г. приняли участие 71,97% избирателей Якутии (по России – 69,81%). По итогам голосования во вто­рой тур выборов прошли Б. Ельцин, получивший голоса 51,85% избирателей (по России – 35,28%) и лидер КПРФ Г. Зюганов, которого поддержали 20,55% избирателей (по России 32,4%). В по­вторных выборах 3 июля 1996 г. приняли участие 70,6% избирателей (по России – 68,88%). Убеди­тельную победу одержал Б. Ельцин, за которого было подано 64,6% голосов (по России – 53,8%); за Г. Зюганова проголосовали 29,9% избирателей (по России – 40,3%). Личный авторитет Б.Н. Ельцина явился важным фактором расширения его электората в Якутии. Уважение, доверие и лояльность из­бирателей он снискал еще во время своего первого визита в республику в качестве председателя Вер­ховного Совета РСФСР (декабрь 1990 г.), которые еще больше укрепились, когда он принял пригла­шение президента Якутии М.Е. Николаева посетить главный национальный праздник народа саха и стал почетным гостем Ысыаха (июнь 1993 г.). В це­лом итоги президентских выборов показали, что из­биратели республики поддерживают политический курс Б.Н. Ельцина на сохранение единства Россий­ской Федерации, развитие экономики страны, рост благосостояния и безопасности граждан России.

Выборы президента Якутии, состоявшиеся 22 де­кабря 1996 г., прошли по российскому сценарию. Основным соперником действующего президента М.Е. Николаева в борьбе за высший государствен­ный пост в республике был первый секретарь Рес­публиканского комитета КПРФ А.Н. Алексеев. По итогам голосования, в котором приняли участие 64,6% избирателей, президентом Якутии повторно был избран М.Е. Николаев, которого поддержали 58,9% избирателей; за второго кандидата было по­дано 25,46% голосов. Тот факт, что М.Е. Николаев победил в первом же туре выборов, подтвердил со­хранение высокого рейтинга избранного президен­та, его неоспоримый авторитет как лидера новой Якутии в общественном мнении республики.

Неоднозначным явлением 90-х годов XX в. стало утверждение в республике системы местного само­управления, которая имеет сложную историю. С принятием 30 июня 1994 г. закона «О местных органах государственной власти в Республике Саха (Якутия)» предусматривалось создание собраний депутатов и местных администраций на уровне улусов, городов республиканского значения, насле­гов, городов улусного значения, поселков и сел республики [Сборник законов..., 2001б, С. 143-148]. Но 10 декабря 1994 г. Конституционный Суд РС (Я) вынес постановление о возможности функционирования местных органов государственной власти только на уровне улусов и городов республиканско­го значения. В марте – апреле 1995 г. состоялись выборы, по итогам которых были избраны 35 глав улусных и городских администраций, 526 депутатов улусных и городских собраний. Таким образом, во­просы формирования органов местной власти в на­слегах, поселках и селах Якутии практически были выведены за пределы действия норм республикан­ского законодательства; правовых актов, обеспечи­вающих реализацию конституционных прав граж­дан на местное самоуправление, не было [Драгунов, Жариков, 2000].

Такая неопределенность сохранялась до 8 апреля 1997 г., когда был издан Указ Президента РС (Я) «Об организации местного самоуправления в Рес­публике Саха (Якутия)», утвердивший положение «О сходах (собраниях) граждан по месту жительст­ва в Республике Саха (Якутия)». Путем проведения сходов и собраний граждан как форм прямого волеизъявления населения были выдвинуты кандида­ты в главы местных территориальных администра­ций, впоследствии утвержденные в должности главами администраций улусов и городов респуб­лики. Это была первая попытка создания на тер­ритории Якутии органов местного самоуправления. Затем последовал довольно длительный период ограничения местного самоуправления. Несмотря на то, что закон «О местном самоуправлении в Рес­публике Саха (Якутия)» был принят 27 ноября 1997 г., законы «О выборах глав муниципальных образований в Республике Саха (Якутия)» и «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в Республике Саха (Яку­тия)» приняли только 7-8 июля 1999 г. [Сборник законов..., 2001в, С. 582-611].

Первый постсоветский электоральный цикл 1993-1996 гг., включавший выборы федерального, регионального и местного уровня, показал большие изменения в общественно-политической жизни Якутии. Главным из них являются конкурентные выборы, ставшие основным механизмом формиро­вания представительных органов власти, наделения полномочиями Президента РС (Я) и глав муниципальных образований; вовлечение в политический процесс новых институтов гражданского общества. Вместе с тем прошедшие выборы оказались недос­таточно репрезентативны, что поставило вопрос о том, насколько учитывается мнение населения рес­публики в принятии управленческих решений на разных уровнях власти.

Например, фактически провалились выборы глав администраций улусов (районов) и городов Якутии, состоявшиеся 26-27 марта 1995 г., когда при актив­ной явке избирателей (74,2%) ни один из кандида­тов на должность главы администрации не набрал более 50% голосов. Отличительной чертой выборов в Ил Тумэн стало массовое уклонение людей от голосования: в 1993 г. 34,6%, в 1997 г. 45,5% изби­рателей, включенных в списки, не приняли участие в выборах. Рост абсентеизма и протестного воле­изъявления косвенно указывал на отсутствие долж­ного диалога власти и народа, дефицит доверия избирателей учреждениям власти. Несмотря на это, в 1997 г. была принята законодательная поправка, согласно которой выборы признавались состоявшимися, если в голосовании примут участие более 35% избирателей, тогда как по предыдущему зако­ну (1994 г.) должны были проголосовать более 50% избирателей [Сборник законов..., 2001б, С. 250; 2001в, С. 515]. Таким образом, были созданы правовые предпосылки для движения в сторону неполной ле­гитимности процесса делегирования властных пол­номочий.

Принятие в 1999 г. федеральных законов «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государст­венной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ» и «Об общих принципах ор­ганизации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» в 2000-е годы инициировало про­цесс гармонизации федерального и регионального законодательства. В республике он принял затяж­ной характер. Наиболее сложными оказались во­просы совершенствования действующей Конститу­ции РС (Я). В Ил Тумэн были представлены восемь проектов закона «О внесении изменений и допол­нений в Конституцию (Основной Закон) Республи­ки Саха (Якутия)» – Президента, Правительства и Конституционного суда РС (Я), парламентского ко­митета, партии гражданского единства «Ил» и др. Напряженные дискуссии в парламенте и обществе развернулись практически по всем изменениям и дополнениям в действующую Конституцию, касаю­щимся положений о суверенитете республики, гражданстве, посте президента, полномочиях пре­зидента и парламента, введении местного само­управления и т.д.

Процесс устранения конституционных коллизий совпал по времени с выборами президента Якутии, сопровождавшимися беспрецедентным вмешатель­ством ЦИК России в ход предвыборной кампании. В то время в республике достаточно лояльно относились к политическим перспективам М.Е. Нико­лаева, а существующие правовые предпосылки определяли высокую вероятность третьего президент­ского срока. Однако решения Конституционного и Верховного судов России, лишившие действующего президента М.Е. Николаева возможности легитим­ным способом участвовать в выборах, вызвали не­обычайный всплеск политической активности насе­ления Якутии и заметную этнизацию избиратель­ной кампании.

23 декабря 2001 г. прошел первый тур выборов, в котором приняли участие 68% избирателей Яку­тии. Из семи кандидатов, включенных ЦИК РС (Я) в избирательные бюллетени после скандальных судебных разбирательств и самоотводов, во вто­рой тур вышли кандидаты, получившие наиболь­шее число голосов избирателей: президент АК «АЛРОСА» В.А. Штыров (45,5%) и президент ФПГ «САПИ» Ф.С. Тумусов (15%). В повторном голосо­вании 13 января 2002 г. участвовали 75,56% изби­рателей Якутии. По его итогам победу одержал В.А. Штыров, за которого проголосовали 59,25% избирателей; Ф.С. Тумусов получил поддержку 34,6% избирателей.

Избранный президент Якутии В.А. Штыров сво­им указом от 13 марта 2002 г. создал Конституци­онную комиссию, которую возглавил лично. Кон­ституционная реформа завершилась 17 октября 2002 г. утверждением новой редакции Конституции, которая установила статус республики как демокра­тического правового государства, основанного на праве народа на самоопределение. Сохранение по­ложения о том, что Якутия является субъектом федерации на основе Федеративного договора и Конституции России свидетельствовало о принципиальном отстаивании республикой конституцион­но-договорных отношений при взаимодействии с государственной властью Российской Федерации.

Наибольшие изменения произошли в части кон­ституирования президентской власти: был установ­лен статус президента как главы республики-госу­дарства, высшего должностного лица и главы исполнительной власти. Были существенно расши­рены его полномочия – он наделялся правом под­писи и правом вето законов, принятых парламен­том; роспуска или приостановления деятельности парламента и местных представительных органов власти; как глава исполнительной власти он фак­тически мог руководить деятельностью правитель­ства. Таким образом, президент стал ключевым субъектом регионального политического процесса, а по месту и роли в государственном механизме – мощной, доминирующей фигурой, что в совокуп­ности означало установление в Якутии модели пре­зидентской или смешанной, но не парламентской республики.

Была реорганизована структура Государственного Собрания (Ил Тумэн): переход от двухпалатного к однопалатному парламенту обосновывался сокраще­нием объема законодательного регулирования об­щественных отношений, осуществляемых по пред­метам исключительного ведения Якутии и совместного ведения с Россией; необходимостью ускоренного принятия законопроектов за счет ис­ключения двойного контроля двух палат, блокиров­ки законов Палатой Республики; большей легитим­ностью правовых актов, принимаемых большинством народных депутатов, а не только депутатами Пала­ты Представителей [Маклашова, 2008]. Устанавли­валось, что однопалатный парламент состоит из 70 депутатов, при этом 12 депутатов представляют ин­тересы арктических районов с компактным прожи­ванием коренных малочисленных народов Севера. Также парламент стал полупрофессиональным: только часть народных депутатов продолжала рабо­тать на постоянной основе.

Состоявшиеся 29 декабря 2002 г. двухуровневые выборы в Государственное Собрание (Ил Тумэн) и органы местного самоуправления Якутии заверши­ли реформирование государственно-политических институтов республики. В соответствии с ФЗ «О политических партиях» (июль 2001 г.) было ис­ключено выдвижение кандидатов непосредственно избирателями и легализовано право их выдвижения только от партий и самовыдвижение. Допускалось одно исключение: до июля 2003 г. право выдвигать кандидатов сохранили республиканские партии и общественно-политические движения.

Для проведения выборов ЦИК РС (Я) зарегистри­ровал 289 кандидатов в депутаты, из которых 28 были выдвинуты избирательным объединением «КПРФ — патриоты Якутии», 9 – республикан­ским отделением «Народной партии РФ», 6 – Сою­зом Правых Сил, 2 – республиканской партией гражданского единства «Ил». Самовыдвижением за­регистрировались 245 кандидатов, некоторых из них поддерживали партии «Единство и Отечество — Единая Россия», «Партия зеленых», а также респуб­ликанские политические и общественные организа­ции – «Конгресс Якутии», «Ыал», «Хоһуун», «За любимый город». Спецификой выборов стал корпо­ративный принцип формирования списка канди­датов, в частности, в список АК «Алроса» входили 24 кандидата (президент, три вице-президента, че­тыре директора подразделений, топ-менеджеры и другие работники компании). Аналогичные списки составлялись и от других ключевых промышленных предприятий республики. В среднем на один ман­дат претендовали четыре кандидата.

В выборах приняли участие 62% избирателей Якутии. Из 70 избирательных округов выборы были признаны несостоявшимися в одном Иенгринском округе, где «против всех» кандидатов проголосовали 37,32% пришедших на выборы избирателей. В итоге избирательный округ, нарезанный с учетом интересов малочисленных эвенков Южной Якутии, остался со свободным мандатом. По итогам голосо­вания народными депутатами были избраны 5 кан­дидатов от «КПРФ — патриоты Якутии», 3 – от «Народной партии РФ». Представители бизнес-сообществ заняли половину депутатских мест: 14 депу­татов от «Алроса», 5 – предприятий нефтегазо­вого комплекса, 5 – угледобывающих компаний, 5 – предприятий энергетики и 3 – транспортной отрасли. В результате социально-профессиональный состав депутатского корпуса Ил Тумэн перестал со­ответствовать структуре занятого населения респуб­лики, большинство которого представлено в соци­альной сфере [Опыт..., 2003, С. 102-103].

В выборах депутатов представительных органов местного самоуправления приняли участие 59,09% избирателей Якутии в 33 улусах (районах) и г. Якут­ске; в Алданском и Верхнеколымском районах они не проводились, так как в ходе республиканского референдума 29 сентября 2002 г. население не поддержало решение о переходе на местное самоуправ­ление. По данным ЦИК РС (Я), были избраны 596 депутатов; в девяти избирательных округах вы­боры были признаны несостоявшимися из-за про­тестного голосования.

В выборах глав муниципальных образований участвовали 127 кандидатов, в среднем три претен­дента на должность. По итогам голосования были избраны 33 главы. Его результаты также показали частичную ротацию руководящих кадров: были пе­реизбраны 19 глав и заместителей глав действую­щих до выборов улусных администраций; 13 глав­кандидатов вторично не получили мандат народного доверия; среди новых глав преобладали госслужащие. Выборы также выявили слабую связь политических партий с властными структурами: среди избранных только четыре главы были члена­ми партии: два – Союза правых сил, один – пар­тии «Единство и Отечество — Единая Россия», один – республиканской организации «Конгресс Якутии».

Развернувшаяся в начале 2000-х годов реформа политической системы России завершилась уста­новлением вертикали исполнительной власти, вве­дением механизма федерального контроля за исполнением Конституции и законов РФ, образова­нием семи федеральных округов, назначением пол­номочных представителей Президента РФ, трансформацией федеративных отношений в рамках «административной реформы». В этих условиях многие российские регионы добровольно отказа­лись от продолжения договорных отношений с фе­деральным центром.

Несмотря на это, в республике продолжалась ра­бота по приведению действующего «Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Россий­ской Федерации и органами власти Республики Саха (Якутия)» от 29 июня 1995 г. и подписанных соглашений в соответствие с федеральным законо­дательством с целью их дальнейшей пролонгации. Позиция президента и Правительства РС (Я) дик­товалась необходимостью совершенствования прак­тики согласования общих и специфических интере­сов федерации и республики, постоянства перего­ворных процессов по предметам совместного веде­ния. 26 сентября 2002 г., год празднования 370-летия вхождения Якутии в состав России, «Договор о внесении изменений в Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Саха (Якутия)» от 29 июня 1995 г. был подписан от име­ни России президентом В. Путиным и председате­лем правительства М. Касьяновым, от имени Яку­тии – президентом В. Штыровым и председателем правительства С. Назаровым.

Согласно Договору, к исключительному ведению Якутии были отнесены решение вопросов владе­ния, пользования и распоряжения имуществом, яв­ляющимся государственной собственностью респуб­лики; недоходные области управления: наука, образование, здравоохранение, культура, социаль­ная защита населения; установление порядка поль­зования участками недр местного значения. Дого­вор установил, что регулирование по предметам совместного ведения России и Якутии должно осу­ществляться путем координации, в том числе фе­деральными правовыми актами. Это формирова­ние специальных бюджетных и внебюджетных фондов; координация функционирования энергети­ческой, транспортной системы и путей сообщения; оценка состояния качества природной среды, при­нятие мер по обеспечению экологической безопас­ности населения, растительного и животного мира; реализация государственных гарантий и компенса­ций для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера; разработка проектов по вопросам правово­го статуса северных и арктических территорий, го­сударственной региональной политики; принятие мер по северному завозу топлива и продовольст­вия, формированию федеральных резервов для удовлетворения нужд Якутии; меры по развитию Северного морского пути, созданию международного банка реконструкции и развития Арктики [Фе­дерация..., 2007].

Так же были заключены соглашения с министер­ствами и ведомствами России в области экономи­ки; связи; дорожно-транспортного комплекса; труда и социальной защиты населения; образования; ли­цензирования медицинской деятельности; произ­водственной, научно-технической и инновационной сфере; в области юстиции; международных и внешнеэкономических связей.

Подписание Договора, в соответствии с которым Якутия не получила никаких полномочий в облас­ти недропользования, что является главным для ее экономики, основанной на добыче алмазов, золота, нефти, газа и т.д., а так же сокращение бюджетных полномочий, определяющих финансовое ослабление республики, вызвало неоднозначную общественную реакцию. Пессимистичные оценки преподносились в основном в контексте слабости региональной элиты в отстаивании интересов республики; опти­мистичные – исходили из необходимости учета политики равноудаленности федерального центра от интересов субъектов федерации, а выход из сло­жившегося лабиринта противоречий представлялся в постепенном «вплетении» договоров в законода­тельную ткань федерации, а не в отказе от дого­ворного конституционализма. Объявление чрезвы­чайного положения в республике в связи с катастрофическим обмелением р. Лены – главной транспортной артерии Якутии летом 2003 г., когда судоходство остановилось с середины июня до се­редины августа, явственно показало, что конкурен­ция в сфере федеративных отношений уместна лишь с точки зрения удовлетворения интересов и потребностей людей, создания достойного уровня и качества жизни каждому гражданину России, неза­висимо от места его проживания.

Вопросы эффективного разграничения предметов ведения и полномочий также актуализировались в связи с началом муниципальной реформы в рес­публике. После 15-летнего перерыва, 16 октября 2005 г., муниципальные выборы были проведены во всех образованных городских и сельских поселени­ях Якутии. В голосовании приняли участие: в сельских поселениях – от 57,4 до 97,3% избирателей, городских – от 20,5 до 48,9%; в среднем по Якутии – 62,54%; в 27 поселениях явка составила 100% избирателей. Были избраны 403 главы муни­ципальных образований; выборы не состоялись в четырех поселениях Мегино-Кангаласского и Оймя­конского улусов. Были сформированы представительные органы местного самоуправления: 4383 кан­дидата получили депутатские мандаты; вакантными остались 19 депутатских мест в девяти улусах (рай­онах) Якутии. Масштабная работа по организации деятельности этих органов создала основные эле­менты самоуправления, механизмы взаимодействия между разными его уровнями и исполнительными органами власти Якутии. В настоящее время муни­ципальное строительство в республике продолжает­ся, обозначены главные задачи муниципалитетов: укрепление экономической базы и содействие раз­витию производства на местах, решение земельных и имущественных вопросов, сокращение количест­ва убыточных предприятий, содействие развитию малого бизнеса, решение проблем занятости насе­ления.

Таким образом, к середине 2000-х годов сложи­лась система органов государственной власти и управления республики, которая функционирует по настоящее время. В современный период первосте­пенное значение приобретает деятельность Государ­ственного Собрания (Ил Тумэн) республики, по­скольку орган федеральной законодательной власти и орган законодательной власти субъекта федера­ции обладают равноценной легитимностью, что позволяет строить взаимоотношения на паритетных началах. Депутаты республиканского парламента принимают участие в разработке федеральных за­конов, инициируют внесение изменений в феде­ральное законодательство, в первую очередь по трудовым пенсиям; государственным гарантиям и компенсациям для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местно­стях; по вопросам развития Севера и защиты прав северян; районированию Севера Российской Феде­рации и т.д. Сложившаяся в течение 2000-х годов практика подготовки и внесения федеральных за­конопроектов и законодательных предложений субъектами законодательной инициативы подтвер­ждает возможность совершенствования порядка и механизма участия регионов в разграничении полномочий между федерацией и ее субъектами, кото­рое юридически должно осуществляться не только с помощью федеральных законов, но и с помощью законодательства регионов, особенно в контексте увеличения объема их полномочий [Сборник зако­нодательных инициатив..., 2002; Законодательные инициативы..., 2005].

Современное социально-экономическое развитие Республики Саха (Якутия) связывается с укрепле­нием дальневосточного вектора в государственной политике Российской Федерации. В рамках реали­зации «Стратегии социально-экономического раз­вития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г.». Якутия поддерживает межрегиональное сотрудничество со всеми субъектами Даль­невосточного федерального округа. Руководство республики последовательно отстаивает необходи­мость учета региональных особенностей северных и дальневосточных субъектов федерации в утверждае­мых на федеральном уровне государственных про­граммах и проектах.

Большим достижением стало включение Якутии в число новых центров добычи нефти и газа на Дальнем Востоке. 1 сентября 2014 г. состоялось историческое событие для республики и страны – соединение первого звена магистрально­го газопровода «Сила Сибири». В столице респуб­лики г. Якутске президент РФ В.В. Путин, замести­тель премьера Государственного совета КНР Чжан Гаоли, председатель правления ОАО «Газпром» А.Б. Миллер и глава РС (Я) Е.А. Борисов приняли участие в церемонии открытия самого крупного строительного проекта в мире. В выступлениях было отмечено, что реализация проекта не только позволит экспортировать природный газ из Запад­ной Якутии, но и даст возможность развивать вы­сокотехнологичные производства и газификацию восточных регионов страны, а участие Якутии в стратегических экспортных проектах России позво­лит получать доходы, сопоставимые по масштабам с доходами от добычи алмазов. Глава государства подчеркнул, что стабильное и динамичное развитие Республики Саха (Якутия) имеет ключевое значе­ние как для Дальневосточного федерального окру­га, так и для всей Российской Федерации.

27 сентября 2015 г. в Республике Саха (Якутия) торжественно отметили 25-летие принятия Декла­рации о государственном суверенитете. Широкий общественный резонанс юбилейных мероприятий показал, что этот исторический документ не утра­тил свою значимость. В общественном мнении рес­публики с практическим воплощением идей Декла­рации связаны кардинальные преобразования в политической сфере – модернизация политической системы, становление институтов государственно­сти, многопартийность, рост политической культу­ры общества; экономической – диверсификация народного хозяйства, создание регионального рын­ка труда, капитала, кредитов, товаров и услуг; ду­ховной – развитие культуры и духовности общест­ва, равноправный диалог культур, религий и языков народов Якутии; развитие гражданского общест­ва – изменение экономического поведения, соци­альных притязаний, политических взглядов и граж­данских позиций людей.