наверхНаверх

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера

Сибирского отделения

Российской академии наук

Якутское региональное отделение

Российского исторического общества

Экономические реформы в аграрной сфере.

Как уже отмечалось, на рубеже 1980 – 1990-х годов в целом сформировалась основная идея перевода плановой экономики в рыночную, но при этом не было проработано решение проблем такого перехо­да. В то же время предельное обострение продо­вольственного кризиса к концу 1980-х годов остро поставило на повестку дня вопрос о необходимости глубокой и детальной программы кардинальных перемен в сельском хозяйстве.

Основные направле­ния рыночного реформирования аграрного сектора экономики в последние годы советской перестрой­ки нашли отражение в принятых тогда законах, которые к началу 1991 г. обеспечили минимально необходимую правовую базу реформ. Специалисты подчеркивают значение для будущих аграрных пре­образований закона «О кооперации в СССР», при­нятого еще в 1988 г. и положившего начало форми­рованию необходимых предпосылок для развития предпринимательства. В ноябре–декабре 1990 г. Верховным Советом РСФСР были приняты законы «О земельной реформе», «О крестьянском (фермер­ском) хозяйстве», «О социальном развитии села» и внесены поправки в статьи 11 и 12 Конституции РСФСР. Этими законодательными актами была от­менена монополия государства на землю, деклари­ровано многообразие форм собственности, в том числе частного и вечного владения земель сельско­хозяйственного назначения, начата организация крестьянских хозяйств. В этом же ряду следует от­метить и принятые в октябре–ноябре 1991 г. законы РСФСР «О плате за землю», «О предприяти­ях и предпринимательской деятельности». Рыночные перемены в сельском хозяйстве должны были на­чинаться с проведения земельной реформы, кото­рая включала осуществление комплекса мер по разгосударствлению земельной собственности, фор­мирование новых институтов и свободного рынка земли. Лишь после прохождения этого этапа планировалось решить задачи формирования многоукладности сельской экономики и провести масштаб­ные работы по развитию и модернизации социальной сферы села. При этом развитие фер­мерства было признано важнейшим звеном аграр­ной реформы. В отличие от дальнейших решений в этой сфере в постсоветский период, исходные концептуальные основы реформы, включая в себя множество чрезвычайных радикальных мер, все же представляли собой вариант постепенной транс­формации российской аграрной подсистемы, рас­считанной на эволюционный путь [Вербицкая, 2017, С. 53-92].

Старт денационализации земли и прове­дению земельной реформы в РСФСР был дан 1 января 1991 г. Реформа проходила медленно, отмена государственной монополии началась при новых законодательных условиях ограниченного права собственности на землю. В то же время общая об­становка в сельском хозяйстве становилась все бо­лее тяжелой. Либерализация всей российской эко­номики, порожденная этим безудержная инфляция, вызвавшая непрестанный рост стоимости товаров, спровоцировали стремительное снижение реальных доходов населения. В таких сложнейших условиях и был начат переход к рыночной экономике, кото­рый быстро привел к тяжелейшим последствиям для агропромышленного комплекса страны. Очень скоро сложился невероятный по своим масштабам дисбаланс в товарных операциях между аграрным и промышленным секторами экономики [Там же, С. 59-61].

Одним из первых радикальных актов стал указ Президента РФ о неотложных мерах по осуществле­нию земельной реформы от 27 декабря 1991 г. Пред­писывалось приватизировать земли, находившиеся в государственной и муниципальной собственности, а государственные сельскохозяйственные предприятия до 1 марта 1992 г. должны были принять решение о переходе к частным, коллективно-долевым формам собственности. Также постановлением Правительст­ва РФ от 29 декабря 1991 г. «О порядке реорганиза­ции колхозов и совхозов» было предоставлено право на имущественный и земельный паи членам колхо­зов, работникам совхозов, пенсионерам и лицам, занятым в социальной сфере села. В развитие дан­ного постановления в 1993 г. был принят очередной указ Президента РФ «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы», кото­рым узаконивалось предоставление земельных долей в сельскохозяйственных предприятиях и устанавли­вались формы распоряжения ими. Определяющее значение для развития земельной реформы имела Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 г., кото­рая признала и гарантировала частную собствен­ность на землю. В течение первого десятилетия земельных преобразований было принято большое количество законов и нормативных актов в области землепользования и землевладения, но именно в начале 1990-х годов были заложены новые земель­ные отношения и началась структуризация земель сельскохозяйственного назначения и системы земле­пользования и землевладения [Аграрные преобразования..., 2008, С. 227-230].

Создание новых рыночных структур предполага­ло коренную реорганизацию бывших коллективных хозяйств, их переформатирование на рыночный лад, тем более что немалая часть их уже была эко­номически разорена или близка к этому. В то же время сроки и порядок осуществления земельной реформы принципиально расходились с предвари­тельными установками на поэтапность и последо­вательность реализации рыночных преобразований. Не была учтена и региональная специфика: при­родные, климатические и исторические особенно­сти развития сельского хозяйства каждого региона. В целом форсированные темпы земельной реформы больше определялись общей политической обста­новкой в стране. Как пишут специалисты, сильно переоценивались значимость изменения формы хо­зяйствования и возможность ускоренной и сплош­ной реорганизации. В результате реформа все боль­ше превращалась в самоцель, а не в средство решения задач сельскохозяйственного производства [Вербицкая, 2017, С. 66].

В Республике Саха (Якутия) сложность решения земельного вопроса была обусловлена обширностью территории, особенностями природно-климатиче­ского и почвенно-биологического развития, отсут­ствием законодательно-правовых нормативов по землеустройству и использованию земли [Ковлеков, 1999, С. 78]. Деятельность по формированию собст­венного земельного законодательства и первые шаги по его реализации в Якутии начались в феврале 1991 г. с образованием Государственного комитета по земельной реформе и земельным ресурсам. Эта деятельность связана прежде всего с именами ко­рифеев землеустроительной службы республики: Л.М. Мущинского, С.Н. Кривошапкина, Н.А. Мест­никова, Ф.Г. Попова, И.М. Данилова. С 1992 г. в течение 12 лет Госкомзем РС (Я) возглавлял И.О. Па­хомов [Управление..., 1999, С. 146-147].

Первым шагом стал Закон Якутской-Саха ССР от 4 марта 1991 г. «О земельной реформе», который устанавливал развитие в республике на равноправ­ной основе различных форм сельскохозяйственного производства и подтвердил наличие и равенство го­сударственной, колхозно-кооперативной и коллек­тивно-долевой собственности. Каждый член колхоза и совхоза получил право выйти из него с целью организации крестьянского хозяйства и с предос­тавлением ему земельного участка [Федоров, 1999а, С. 22].

10-11 сентября 1991 г. в г. Якутске состоялся Пер­вый съезд кочевых родовых общин малочисленных народов Севера Якутии, на котором решались глав­ным образом вопросы земельных отношений. Было принято обращение к руководству республики: признать этнические территории в соответствии с п. 4 Декларации о государственном суверенитете Якутской-Саха ССР достоянием малочисленных на­родов Севера; в ходе земельной реформы возвра­тить им незаконно отторгнутые или переданные другим районам, землепользователям, городам и рабочим поселкам оленьи пастбища, охотничьи угодья и рыболовные водоемы и предоставить в вечное пользование с правом наследования; в закон о земле Якутской-Саха ССР включить само­стоятельный раздел об этнических территориях ма­лочисленных народов Севера Якутии [Ковлеков, 1999, С. 80-81].

8 февраля 1992 г. Верховный Совет РС (Я) принял закон «О плате за землю». Ставки должно было установить правительство республики с учетом из­менений в системе цен по природно-экономическим зонам Якутии, городам и другим населенным пунк­там [Там же, С. 78-79]. В 1992-1993 гг. были разра­ботаны и утверждены принципы землепользования в сайылычных хозяйствах (летниках), кочевых родо­вых общинах; определен порядок установления среднерайонной доли земельного участка и возме­щения убытков сельскохозяйственного производства землепользователям [Управление..., 1999, С. 154-155]. В 1994 г. была проведена инвентаризация всех кате­горий земель и образован Фонд землеустройства и плодородия земель РС (Я). В 1995 г. дополнительно предоставлены сенокосные участки для развития личных подсобных хозяйств граждан; созданы ре­зервные фонды улусных и наслежных администра­ций; началась работа по утверждению и установле­нию границ наслегов, введены административно-­территориальные единицы «улус» и «наслег». В 1996 г. принят Закон РС (Я) «О землеустройстве и землеустроительной службе РС (Я)». В 1996-1997 гг. была проведена работа по утверждению процедуры оформления права собственности на земельные участки граждан [Там же, С. 154-156].

Распределение земельного фонда РС (Я) по кате­гориям за годы земельной реформы показано в табл. 35.

Земельный фонд Республики Саха (Якутия) на 1 января 1998 г. составлял 308 352,3 тыс. га. Большая часть территории была занята землями лесного фонда (65,5%). В этот период наиболее полно были представлены земли сельскохозяйственного назначения (23,3%), основную долю земель данной катего­рии составляли оленьи и конские пастбища – 49 809,9 тыс. га (69,4%), леса – 13 470,9 тыс. га (18,8%), сельскохозяйственные угодья – 1090,9 тыс. га (1,5%). При этом 89,2% последних составили сено­косы и пастбища. Что касается распределения земель сельскохозяйственного назначения по земле­пользователям, то, по данным Госкомзема респуб­лики, наибольший удельный вес приходился на ро­довые общины (66%) и государственные хозяйства (27%) [Управление..., 1999, С. 128-130].

Таблица 35. С. 507
Таблица 35. Земельный фонд РС (Я) по категориям на 1 января 1998 г.*

В 2001 г. был принят Земельный кодекс РФ, за­тем Федеральным законом от 1 января 2001 г. «О переводе земель или земельных участков из од­ной категории в другую» был установлен порядок изменения категорий земель. В республике 4 авгу­ста 2001 г. были созданы территориальные органы Росземкадастра.

К началу 2002 г. больше всего сократилась доля земель сельскохозяйственного назначения – с 23,3 до 7,75%. В основном за счет этого произошло уве­личение земель лесного фонда, с 65,5 до 80,83%. Непростая ситуация сложилась в государственном учете земельного фонда, когда, по сути, не учиты­валось многоцелевое назначение земельных ресур­сов и их приоритетное использование. Так, оленьи пастбища, часть из которых и до этого относилась к лесному фонду, ранее были долгосрочно закреп­лены за родовыми общинами и крупными олене­водческими хозяйствами. Теперь все пастбища в системе государственного учета были выделены от­дельной строкой и окончательно отделены от сель­скохозяйственных угодий. Ежегодно большие пло­щади земель, в том числе пастбищ, начали отчуждаться для горнодобывающей промышленно­сти и других несельскохозяйственных целей. На начало 2002 г. в республике были зарегистрированы 33,48 тыс. га нарушенных и отработанных, подлежа­щих рекультивации, земель [Якутия: размещение..., 2005, С. 62-66].

C 2002 по 2007 г. шло активное формирование института частной собственности на землю. Опре­деленный Земельным кодексом процесс приватиза­ции и однократного бесплатного переоформления прав постоянного пользования и пожизненного на­следуемого владения земельными участками на право собственности у граждан и юридических лиц набирал темпы. По данным Управления Регистра­ционной службы по РС (Я), на 1 мая 2007 г. были зарегистрированы 23 276 собственников земельных участков всех категорий. Введение института част­ной собственности на землю создало базовые усло­вия для организации и существования земельного рынка в РС (Я). Подчеркивалась определяющая роль государственных органов и местного само­управления в республике при регулировании сферы земельных отношений, в том числе оборота земли, влияние рыночных механизмов на который явля­лось при этом незначительным. Данный период зе­мельной реформы больше был направлен на дора­ботку регламентов земельных отношений и институтов земельной сферы в республике с учетом принятого главного федерального закона в данной сфере – Земельного кодекса [Босиков, 2009]. По данным управлений Росрегистрации и Роснедвижимости по РС (Я), на 1 декабря 2007 г. соотношение прав собственности в земельном фонде республики было следующим: федеральные – 2326,8 тыс. га (без учета земель лесного и водного фондов) (0,754%), республиканские – 2851,5 тыс. га (0,924%), муниципальные – 56,43 тыс. га (0,018%), граждан – 9,0 тыс. га (0,003%), юридических лиц – 4,5 тыс. га (0,001%). К федеральным землям относились: зем­ли лесного фонда – 249 010,5 тыс. га (80,757%), водного фонда – 2136,0 тыс. га (0,693%); неразграниченные земли – 51 957,57 тыс. га (16,85%).

С 2008 по 2014 г. период реформирования земель­ной политики связан с концептуализацией особен­ностей земельных отношений и принятием Земель­ного кодекса республики в соответствии с федеральным земельным законодательством. 

Так, в январе 2008 г. вышел Указ Президента РС (Я) «О Концепции государственной земельной политики Республики Саха (Якутия) до 2020 г. и мерах по ее реализации», в соответствии с которым был разработан и утвержден план мероприятий по реализации основных направлений Концепции. Было заявлено, что государственная земельная по­литика осуществляется как одна из составных час­тей социальной и экономической политики респуб­лики с учетом физико-географических, социальных, экономических, этнических, культурных особенно­стей региона в целом и каждого муниципального образования в отдельности [Там же].

Земельный кодекс Республики Саха (Якутия) был принят 15 декабря 2010 г. для регулирования зе­мельных отношений, а также правоотношений в сфере установления и взимания платы за использование земель в регионе.

По признаку целевого использования земельный фонд Якутии на 1 января 2014 г. состоял из сле­дующих категорий земель: сельскохозяйственного назначения – 6,3% (19 449,3 тыс. га), поселений – 0,07% (228,6 тыс. га), промышленности и иного специального назначения – 0,04% (130,7 тыс. га), особо охраняемых территорий и объектов – 4,0% (12 224,8 тыс. га), лесного фонда – 82,0% (2 528 822,1 тыс. га), водного фонда – 0,7% (2136,0 тыс. га), запасные – 6,9% (21 360,0 тыс. га). Обращает на себя внимание незначительная доля земель сельскохозяйственного назначения. Для сравнения: по России этот показатель составлял в тот период 23,4%. При этом к сельскохозяйствен­ным угодьям в Якутии относилось лишь 0,53% всех земель [Поисеев, 2014].

Дополнения и изменения, предложенные в проек­те федерального закона о внесении изменений в Земельный кодекс РФ с 1 марта 2015 г., были на­правлены на регулирование вопросов возникнове­ния, прекращения и осуществления прав на земель­ные участки, обеспечение прозрачности действий в этой сфере, равного доступа к земельным ресурсам, сокращение избыточных административных проце­дур, установление ограничений на предоставление земельных участков без проведения торгов. В нояб­ре 2015 г. Правительство РФ внесло в Государствен­ную Думу законопроект «Об особенностях предос­тавления гражданам земельных участков в Дальне­восточном федеральном округе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Целью законопроекта объявлялось привлечение внимания и ресурсов граждан к освое­нию территорий Дальнего Востока. Так называемый «дальневосточный гектар» и включение РС (Я) в ре­гион реализации данного проекта актуализировали земельные правоотношения в республике и особен­но проблемы нормативно-правовой защиты земель сельскохозяйственного назначения, а также вопросы эффективности их использования в период продол­жающейся земельной реформы.

Преобразования в сфере землепользования явля­лись составной частью широкомасштабной аграр­ной реформы в Якутии, главной целью которой, как было заявлено официально, провозглашалось обеспечение перевода сельского хозяйства и про­мыслов на рыночные отношения, эффективное ис­пользование земельных ресурсов для решения продовольственной задачи, социально-экономические преобразования села в русле социально направлен­ной рыночной экономики.

Аграрная реформа предполагала комплексное переустройство сельского хозяйства и жизни сель­чан на основе многообразия видов собственности на землю, средства и результаты производства в сочетании с различными формами хозяйствова­ния, в том числе с предпринимательством, допу­щения конкуренции сельскохозяйственных товаро­производителей, рыночных отношений между ними и потребителями их продукции [Ковлеков, 1999, С. 76].

В 1992-1995 гг. с обоснованием официальных на­правлений реформы в периодической печати высту­пили президент РС (Я) М.Е. Николаев и другие должностные лица. В целом в средствах массовой информации шло очень активное обсуждение осу­ществляемых преобразований. По прошествии вре­мени становится понятно, что декларировавшиеся тогда официальные этапы реформы были весьма условными, поэтому подготовительный (1990-1992 гг.) и решающий (1993-1995 гг.) могут быть объединены в один начальный этап затянувшейся реформы. Как впоследствии писал руководитель рабочей комиссии по разработке проекта офици­альной государственной программы аграрной ре­формы на 1993-1995 гг., в тот период заместитель председателя Правительства РС (Я) Е.Г. Егоров, первоначально разработанный отдельный документ так и не был принят [Государственная программа..., 2008, С. 3]. Позже, в июне 1995 г., была утверждена Концепция развития села, и, хотя речь в ней шла об аграрной реформе, она была принята уже после бесповоротных трансформаций в сельском хозяйст­ве. Председатель правительства республики Ю.Н. Кайдышев в рамках программы действий на 1995-1997 гг. обозначил, что «в агропромышленном комплексе будут приняты все меры для реализации принятой Концепции развития села, основной це­лью которой являются стабилизация экономики и социальное обустройство села, обеспечение занято­сти сельских жителей, создание эффективной про­изводственной инфраструктуры по сбыту продук­ции, агросервисному обслуживанию, переработке сельскохозяйственного сырья и строительству объ­ектов в сельской местности» [Ковлеков, 1999, С. 77; Программа действий..., 1995].

Следует отметить, что имелись и альтернативные предложения по развитию якутского села в услови­ях перехода к рыночным условиям. Так, группа уче­ных под руководством экономиста-аграрника Н.Н. Тихонова в 1994 г. разработала концепцию ин­тенсивного развития сельскохозяйственного произ­водства как основы материальной культуры корен­ных народов суверенной республики на данном историческом этапе [Ковлеков, 1999, С. 77-78; Кон­цепция развития..., 1994]. Предлагалось, избегая экономической политики, направленной в основном на компенсацию издержек в условиях нарушения принципа паритетности цен на продукцию и услуги промышленности для села и сельскохозяйственную продукцию, определить основные направления и размер поддержки и развития аграрного сектора. При этом авторы концепции исходили из того, что собственные доходы предприятий и субсидии госу­дарства должны были покрывать все минимальные расходы, связанные с производством и его обслу­живанием, а затем, после создания резерва средств для постепенного выравнивания уровня зарплаты работников сельского хозяйства и других отраслей, обеспечить определенный минимум доходов для технического и технологического совершенствова­ния производства. При этом были определены ос­новные концептуальные направления в развитии якутского села: развитие земельных отношений; структурная перестройка сельскохозяйственного производства; государственная поддержка сельских товаропроизводителей; освоение нетрадиционных производств; социальное развитие; научное обеспе­чение. Проект концепции был опубликован, обсуж­дался, и, хотя так и не был утвержден, его идеи, направленные не только на сохранение, но и на дальнейшее развитие растениеводства, скотоводства, коневодства, оленеводства и охотничье-промыслового производства как основных видов занятий селян республики, имели бесспорную ценность для после­дующего научного изучения и использования в аг­рарной политике республики.

В целом тенденция создания крестьянских хо­зяйств и родовых общин была уже очень сильна с конца 1989 г. и в течение 1990 г. Данные идеи активно поддерживались общественным движением в рес­публике. О них речь шла и на Учредительном съезде Ассоциации коренных малочисленных наро­дов Севера 12-14 декабря 1989 г., и на Учредительном съезде Крестьянского союза ЯСССР 3-4 де­кабря 1990 г. [Материалы съездов..., 1993, С. 4-14; Якутия. Хроника..., 2007а, С. 35]. Первые крестьян­ские хозяйства появились в Чурапчинском, Намском, Горном улусах и регламентировались утвержденным Советом Министров ЯАССР 26 июня 1989 г. «Примерным положением о крестьянском хозяйстве в ЯАССР». В Чурапчинском улусе в 1989 г. зоотехник С.П. Борисов организовал хозяйст­во «Аартык», в 1990 г. появились еще пять кресть­янских хозяйств. С 1991 г. они стали образовывать­ся в каждом наслеге, была создана улусная ассоциация крестьянских хозяйств [Чурапчинский улус..., 2005, С. 126]. В Усть-Алданском улусе первое крестьянское хозяйство «Киппээттиир» организовал в 1990 г. Н.Н. Сыромятников в Оспехском наслеге. В течение 1991 г. в разных наслегах улуса были за­регистрированы 10 хозяйств и в конце года образо­вана ассоциация крестьянских хозяйств и сельско­хозяйственных кооперативов улуса [Сельское хозяйство..., 2018, С. 172-173].

В 1990-1991 гг. возникли первые 13 кочевых родо­вых общин. В конце 1990 г. образовалась община «Ойотунг» в Аллаиховском районе, в начале 1991 г. – родовые общины томмотских эвенков «Туолба», учурских эвенков «Гонам», тимптонских эвенков «Алгома», затем были созданы общины «Эжанская», «Чайла», «Уянди и т.д. В июне 1991 г. Верховным Советом Якутской-Саха ССР было принято «При­мерное положение о родовых общинах» [Материалы съездов..., 1993, С. 178; Сирина, 2010, С. 63-64].

На начало 1991 г. в агропромышленном комплек­се насчитывались 178 совхозов, 41 крестьянское хозяйство, 166 сельхозпредприятий Минсельхоза, 369 подсобных хозяйств организаций, 129 538 лич­ных подсобных хозяйств населения [Ковлеков, 1999, С. 79]. За 1991 г. около 300 зарегистрированных кре­стьянских хозяйств получили 17,5 тыс. га сельхозу­годий. В апреле была организована ассоциация крестьянских хозяйств, филиалы которой функционировали в 19 районах республики. Первый съезд кочевых родовых общин состоялся в сентябре. К концу года всего в Якутии было 28 родовых об­щин и 414 крестьянских хозяйств. Тем не менее в ноябре 1991 г. на правительственном уровне в республике было признано снижение всех показателей развития сельского хозяйства, и Совету Министров было поручено разработать и представить к 9-й сес­сии Верховного Совета обновленную программу стабилизации экономики и перехода к рыночным отношениям [Якутия. Хроника..., 2007а, С. 77-78].

В течение 1992 г. в Российской Федерации про­изошла безвозвратная трансформация всей системы функционирования государства. Реорганизация сов­хозов в первый постсоветский год была достаточно интенсивной, поскольку в течение этого периода хозяйства должны были пройти реорганизацию, привести свой статус в соответствие с российским законом «О предприятиях и предпринимательской деятельности», перерегистрироваться в соответст­вующих органах. При этом местные органы испол­нительной власти обязаны были контролировать реализацию права работающих на беспрепятствен­ный выход из совхозов для создания крестьянских (фермерских) хозяйств [Право на землю, 1992, С. 1]. В начале января 1992 г. состоялась конференция крестьянских хозяйств, на которой было решено вместо ассоциации создать федерацию акционер­ных обществ и крестьянских хозяйств «Саха фер­мер», основанную на частной собственности на средства производства. Президентом «Саха Фермер» избрали М.С. Санникова, вице-президентом – А.А. Гуляева, генеральным директором – П.И. Ива­нова [Ковлеков, 1999, С. 82].

В марте 1992 г. вышел Указ Президента РС (Я) «О неотложных мерах по осуществлению аграрной реформы в Республике Саха (Якутия)», которым объявлялась государственная, колхозно-кооператив­ная, коллективно-долевая и частная собственность на земли сельскохозяйственного назначения; граж­данам республики разрешалась частная собствен­ность на землю для ведения сельскохозяйственного производства. Земельные наделы бесплатно переда­вались в собственность для ведения личных под­собных хозяйств, сайылыков (летников), огородни­чества, садоводства, жилищного строительства в сельской местности [Ковлеков, 1999, С. 78; Якутия. Хроника..., 2007а, С. 90-181; Республика Саха (Яку­тия) в годы..., 2012]. 26 сентября 1992 г. в респуб­ликанских газетах вышло обращение Президента РС (Я) М.Е. Николаева «Якутия на рубеже двух ве­ков», в котором в том числе были поставлены за­дачи по развитию аграрной экономики на переход­ном этапе преодоления экономического кризиса и стагнации: разработать и начать реализацию государственной программы по углубленному и уско­ренному реформированию в сельском хозяйстве и сельской местности; ввести частную собственность на землю в целях организации и ведения крестьян­ского и фермерского сельского хозяйства [Никола­ев, 1992а, С. 26, 30].

Аграрная реформа, начавшаяся с преобразования форм хозяйствования, в республике также отражала официальную направленность преобразований по стране (табл. 36).

Таблица 36. С. 510
Таблица 36. Динамика изменения форм хозяйствования в агропромышленном комплексе РС (Я) в первой половине 1990-х годов (на конец года, единиц)*

Как видно из табл. 36, к концу 1992 г., всего лишь за год, количество совхозов как формы хозяйствования сократилось на 68%, а число крестьянских хозяйств увеличилось в 3,3 раза, за 1993 г. – еще в 2 раза. В последующие годы наблюдалось посте­пенное увеличение числа фермерских хозяйств. Ро­довых общин за 1992 г. было создано в 2,5 раза больше, чем за предыдущий год, в следующем, 1993 г. общин стало еще больше на 40%, за 1994 г. их число возросло на 33,7%. За рассматри­ваемые годы количество личных подсобных хо­зяйств населения увеличилось на 20,8%.

На 1 июля 1995 г. имелось 3638 зарегистрирован­ных крестьянских хозяйств с общей площадью пре­доставленной земли 158,8 тыс. га, в том числе 123,8 тыс. га (77,9%) сельскохозяйственных угодий; 89,7% земель были предоставлены во владение, 10,3% – в аренду на различные сроки. Из них 48,4% хозяйств имели до 20 га земли, 32,1% – 21-50 га, 7,3% – 51-70 га, 5,3% – 71-100 га, 4,6% – 100-200 га, 2,3% – свыше 200 га. За весь период развития крестьянского движения к 1995 г. прекратили свое существование 216 крестьянских хозяйств, основными причинами этого являлись неиспользование сельхозугодий и самоликвидация в связи с невозможностью продолжения деятельно­сти. Со стороны Министерства сельского хозяйства республики был сделан вывод, что становление крестьянства как формации, основанной на част­ной собственности, идет сложно и что сохранение и развитие сельскохозяйственного производства возможно лишь при поддержке кооперации во всех сферах деятельности в сельской местности [ОВА МСХ РС (Я), Ф. 55. Оп. 35. Д. 340. Л. 1-2].

В 1995-1997 гг. после вступления в силу Гражданского кодекса РФ на­чался процесс изменения правового статуса крестьянского (фермерского) хозяйства с юридического лица на индивидуального предпринимателя [Лобода, 2015]. В сентябре 1996 г. в РС (Я) была принята программа реа­лизации Федеральной целевой про­граммы «Развитие и поддержка крестьянских (фермерских) хозяйств, их ассоциаций и кооперативов» на 1996-­2000 гг., целью которой было обеспе­чение устойчивого развития и повы­шения эффективного фермерского сектора как составной части много­укладной аграрной экономики [ОВА МСХ РС (Я), Ф. 55. Оп. 35. Д. 341. Л. 55]. Созданные в 1990-1991 гг. крестьян­ские хозяйства могли без срока огра­ничения пройти перерегистрацию.

В конце 1997 г. социологический срез деятельности обычных крестьян­ских (фермерских) хозяйств Намского, Чурапчинского, Вилюйского, Кобяйского, Хангаласского улусов и пригородов Якутска показал, что крестьянским хозяйством занимались главным образом мужчины (83,4%) ак­тивного трудоспособного возраста от 30 до 49 лет (72%). Большинство (76%) прежде работали на сельскохозяйственных предприятиях государствен­ного сектора. Глава каждого второго фермерского хозяйства активно привлекал к работе членов се­мьи, в основном это были мелкие и средние по численности хозяйства. В 28% хозяйств в течение краткосрочного периода использовали наемных ра­бочих. 81,8% представителей крестьянских хозяйств регулярно сталкивались с проблемой сбыта продук­ции: они реализовывали только 20% произведен­ной продукции, а остальную часть использовали на собственные нужды. Опрос показал, что себестои­мость всех сельхозпродуктов значительно выше среднереализационных рыночных и договорных цен, это касалось прежде всего мясо-молочной продукции; таким образом, выручка не покрывала объема затрат.

Среди главных трудностей, тормо­зивших развитие крестьянских хозяйств, были на­званы: нехватка финансовых средств (80,2%), высо­кие налоги (44,63%), отсутствие спецтранспорта (37,2%), недостаток спроса на выпускаемую про­дукцию (35,03%). В новых рыночных отношениях для крестьянских хозяйств объективной необходи­мостью стали услуги специалистов, занимающихся платежно-расчетными и правовыми вопросами. По­давляющее большинство (66%) опрошенных пред­ставителей крестьянских (фермерских) хозяйств твердо считали себя крестьянами и только 5-6% – фермерами, представителями сельского предприни­мательства. Первые свое мнение объясняли тем, что их деятельность сопряжена с физическим тру­дом, низкими доходами, убыточностью и неприбыльностью хозяйств [Первые шаги..., 2000, С. 124-125].

Новая система управления окончательно сформи­ровалась в конце 1993 – начале 1994 гг. в связи с организацией единого Министерства сельского хо­зяйства РС (Я) с передачей ему функций по управ­лению традиционными отраслями Севера. В его ведение вошли организованная на базе агропро­мышленного комбината «Север» Национальная ак­ционерная оленеводческая компания «Таба» и спе­циализированные Национальная компания рыбного хозяйства «Балыксыт», Национальный концерн «Сахабулт» [ОВА МСХ РС (Я), Ф. 55. Оп. 35. Д. 302. Л. 66-70].

Период 1990-х годов был сложным с точки зре­ния сохранения относительной финансовой ста­бильности хозяйств на фоне системного кризиса экономики страны. На всех уровнях органов ис­полнительной власти ставился вопрос о необходи­мости улучшения финансово-хозяйственного поло­жения, по сути же, состояние хозяйств оставалось прежним. Тем не менее, постоянно меняющееся в структурном плане профильное министерство управляло хозяйствами, формируя свои новые за­дачи и функции на основе рыночных отношений. Значительная часть проблем так и не решалась из-за отсутствия финансового обеспечения, поэто­му можно говорить преимущественно о локальных ситуационных механизмах и схемах принятия ре­шений на местах. С 1994 г. хоть и материально практически неподкрепленная, но в то же время важная координирующая роль принадлежала улус­ным управлениям сельского хозяйства. От них во многом зависела логика, взвешенность и продуманность действий на местах в рамках проводи­мой аграрной политики и в конечном итоге в целом процесс и результаты адаптации традицион­ного хозяйственного уклада коренного населения к совершенно новым для них рыночным отноше­ниям [Там же, Д. 305, 306].

В 1994-1996 гг. на республиканском уровне ве­лась работа по сохранению генофонда аборигенно­го якутского скота и лощадей якутской породы в соответствии с Законом РС (Я) от 19 мая 1993 г. «О племенном деле в животноводстве». В 1995-1996 гг. были приняты специальные постановления о мерах государственной поддержки традиционных отраслей, жизнеобеспечения и социальной защиты сельского населения арктических улусов. С 1996 г. сельскохозяйственная техника и оборудование при­обретались по лизинговой системе через финансо­во-агропромышленную корпорацию «Туймаада». Были приняты базовые законы РС (Я) по сохране­нию основных традиционных отраслей животно­водства: кроме уже упомянутого республиканского закона о племенном деле в животноводстве, действовали законы о северном домашнем оленеводстве (1997 г.) и о табунном коневодстве (1997 г.). С 1998 г., согласно закону о сельскохозяйственной коопера­ции, коллективные предприятия начали преобразо­вываться в сельскохозяйственные производственные кооперативы. В 1998-1999 гг. были созданы объеди­нения первых 15 зерноводческих хозяйств, 50 базо­вых крестьянских (фермерских) хозяйств; утвержден перечень из 19 племенных хозяйств республикан­ского значения по разведению пород крупного ро­гатого скота, лошадей и оленей.

17 апреля 1999 г. был подписан Указ Президента РС (Я) «О мерах по развитию семейной экономики в Республике Саха (Якутия)», и 11-12 декабря того же года в Якутске состоялся первый съезд сель­ских семейных хозяйств республики. Около 700 де­легатов и участников съезда из 35 улусов респуб­лики обсудили программу развития семейной эко­номики, опыт и перспективы развития экономики семьи, рассмотрели вопросы о традиционных и скороспелых отраслях животноводства, об улучше­нии использования земель и обеспечении техни­кой, организации заготовительной деятельности, о кредитах и налогах. Тогда же состоялось вручение 35 грантов Президента РС (Я) на поддержку и сти­мулирование перспективных направлений семей­ной экономики в крае [Якутия. Хроника..., 2007б, С. 269-270].

Однако принимавшиеся меры не смогли остано­вить общее падение сельскохозяйственного произ­водства в регионе. В 1998 г. официально было при­знано, что за последние 6-7 лет численность занятых на производстве в агропромышленном комплексе РС (Я) сократилась в два раза. Если в 1990 г. среднегодовой доход крестьян составлял 75% уровня дохода промышленного рабочего республи­ки, то в конце 1997 г. этот показатель опустился до 35%. В селах росла безработица. Около 70% жите­лей сельских улусов имели доход ниже прожиточного минимума [Там же, С. 119].

В 1990-е годы в республике сохранялась тради­ционная структура валовой продукции сельского хозяйства: в среднем 25,2% – растениеводство и 74,8% – животноводство [Республика Саха (Яку­тия) за годы..., 2000, С. 23].

В растениеводстве валовой сбор сельскохозяйст­венных культур во всех категориях хозяйств в 1990 г. составлял: зерна – 27,6 тыс. т, картофеля – 64,4 тыс. т, овощей открытого и закрытого грун­та – 24,0 тыс. т, кормовых корнеплодов – 5,2 тыс. т, сена – 530,8 тыс. т. Общее снижение объемов сбора всех культур в 1995-1996 гг. сменилось некоторым увеличением валового сбора в 1997-1998 гг., соста­вив в 1999 г.: зерна – 28,7 тыс. т, картофеля – 82,2 тыс. т, овощей открытого и закрытого грун­та – 33,2 тыс. т, сена – 544,3 тыс. т, только кормовых корнеплодов практически не стало – было собрано лишь 0,2 тыс. т. При этом посевная площадь сельскохозяйственных культур во всех ка­тегориях хозяйств уменьшилась с 107,3 тыс. га (1990 г.) до 61,1 тыс. га (1999 г.), в основном за счет существенного сокращения посева кормовых куль­тур:  с 73,0 тыс. га до 22,2 тыс. га вследствие ликвидации крупных хозяйств, которые занимались их выращиванием.

В животноводческих отраслях республики за 1990-1999 гг. произошел катастрофический спад по­головья. Во всех категориях хозяйств численность крупного рогатого скота снизилась на 30,5% (с 409,2 тыс. до 284,5 тыс. голов), в том числе ко­ров на 24,4% (со 145,4 тыс. до 109,9 тыс. голов), лошадей – на 36% (со 199,5 тыс. до 127,6 тыс. го­лов), оленей – на 54,3% (с 361,6 тыс. до 165,1 тыс. голов). В нетрадиционных отраслях во всех катего­риях хозяйств снижение тоже было огромным: в свиноводстве на 70,4% (со 110,9 тыс. до 32,8 тыс. голов) и в птицеводстве на 51,5% (с 1611,3 тыс. до 780,9 тыс. голов) [Там же, С. 27].

Основной переход поголовья крупного рогатого скота в частный сектор произошел в первой половине десятилетия, в конце 1995 г. в крестьянских хозяйствах находилось 11,9% всего скота и 50,8% в личных хозяйствах населения. К концу 1999 г. 65,4% (коров – 64,1%) поголовья содержалось в хозяйствах населения, 14,9% (коров – 14,8%) – в крестьянских хозяйствах, 18,1% (коров –19,7%) – в сельскохозяйственных предприятиях.

В табунном коневодстве в 1995 г. в частных хо­зяйствах находилось 35,8% всех лошадей (в кресть­янских 10,2% и у населения 25,6%), а в сельхозпредприятиях содержалось 61,0% всех лоша­дей. К концу 1999 г. в частном секторе стало 53,9% поголовья лошадей (в крестьянских хозяйствах 16,5% и в хозяйствах населения 37,4%), в сель­хозпредприятиях оставалось 43,6% лошадей рес­публики.

В оленеводстве к концу 1995 г. в родовые общи­ны перешли 32,8% оленей, у населения были 17,1% и 49,7% оставались за сельхозпредприятиями. Дан­ное соотношение практически сохранилось и к концу 1999 г. – 31,5, 18,9 и 48,5% соответственно. При общем постоянном снижении численности в традиционных отраслях животноводства именно в оленеводстве поголовье сократилось во всех катего­риях хозяйств.

В скороспелых отраслях, в свиноводстве и пти­цеводстве, за эти 10 лет поголовье сократилось на 70,4 и 51,5% соответственно. При этом преимуще­ственное снижение численности произошло в пер­вые пять лет: так, в 1995 г. количество свиней уменьшилось на 40,7%, птиц – на 54,2%. В дан­ных отраслях произошло сокращение во всех кате­гориях хозяйств, что в целом было связано с про­блемами поставки кормов и ростом цен на привозные корма.

Понятно, что стремительный спад поголовья в животноводстве привел к быстрому снижению объ­емов производства основной продукции, мяса и молока. Так, за 1990-1999 гг. во всех категориях хозяйств произошло сокращение производства мяса на 55,2% – с 65,9 тыс. т в 1990 г. до 29,5 тыс. т в 1999 г., основное сокращение объемов пришлось на последние два года – на 11,6-19,0 тыс. т. Объемы производства молока снизились на 38,9% – с 267,4 тыс. т в 1990 г. до 163,4 тыс. т в 1999 г. Производство яиц сократилось на 73,1% – с 174,1 млн шт. в 1990 г. до 46,8 млн шт. в 1999 г.

Анализ производства продукции по категориям хозяйств показывает кардинальное изменение их соотношения в сторону увеличения удельного веса частного сектора. К 1995 г. сельскохозяйственные предприятия производили 50% валовой продукции растениеводства, хозяйства населения – 40%, кре­стьянские хозяйства – 10%, а в 1999 г. сельхозпредприятия производили 20%, хозяйства населе­ния – 69%, крестьянские хозяйства – 11% [Республика Саха (Якутия) за годы..., 2000, С. 23].

Наибольший удельный вес производства продук­ции животноводства приходился на личные хозяй­ства населения: если в 1990 г. они реализовали 20% всего объема произведенного мяса, в 1992 г. – 35,1%, то в 1999 г. – уже 55,9%. Несколько отста­вали крестьянские хозяйства. В 1992 г. они произ­вели 6,8% мяса, в 1999 г. – 17,3%. На родовые общины в 1992-1996 гг. пришлось в среднем 2,8% объема всего производства, в 1999 г. – 1,6%. При этом в целом удельный вес производства мяса сель­скохозяйственными предприятиями сократился с 73,3% в 1990 г. и 51,4% в 1992 г. до 23,1% в 1999 г. Подсобные хозяйства производили мяса в 1990 г. 6,5% от общего объема всех хозяйств, и к 1999 г. их доля постепенно также снизилась до 2,4%.

По производству молока показатели были сле­дующие: личные хозяйства населения в 1990 г. да­вали 25,2%, в 1992 г. – 37,5%, в 1999 г. – 63,9%; крестьянские хозяйства в 1992 г. – 5,6%, в 1999 г. – 15,5%; сельскохозяйственные предпри­ятия в 1990 г. – 69,6%, в 1999 г. – 18,9% [Там же, С. 28-29].

Таким образом, в 1991-1995 гг. произошли прак­тически все важнейшие преобразования в аграрном секторе республики в плане разгосударствления и приватизации собственности и производства, рас­пределения сельскохозяйственных земель [Борисов, Дарбасов, 1997, С. 22]. Аграрная реформа привела к затяжному кризису агропромышленного комплекса, выразившемуся в спаде производства продукции, ухудшении экономического и финансового положе­ния сельскохозяйственных товаропроизводителей [Борисов, Дарбасов, 1997, С. 12; Ковлеков, 1999, С. 77]. В 1992 г. произошло кардинальное преобразо­вание государственного сектора аграрной экономи­ки, в результате которого массово возникли новые организационно-правовые формы хозяйствования. Республиканские законы «О крестьянском хозяйст­ве» от 27 июня 1991 г. и «О кочевой родовой общи­не малочисленных народов Севера» от 23 декабря 1992 г., Положение о сайылыках (летниках), поста­новление правительства «О мерах по дополнитель­ному предоставлению сенокосных участков для развития личных подсобных хозяйств» от 15 декаб­ря 1994 г. и другие нормативно-правовые акты так­же стали законодательной основой создания новой многоукладной экономики в сельском хозяйстве.

Для коренного населения республики начало эко­номических трансформаций в аграрной сфере было тесно вплетено в процессы возрождения традици­онного землепользования саха и общинно-родового землевладения коренных малочисленных народов Севера: эвенков, эвенов, чукчей, юкагиров, дол­ган. В Республике Саха (Якутия) основное направ­ление аграрной реформы на разгосударствление и интенсивное создание крестьянских хозяйств в ка­честве главных хозяйствующих субъектов России получило искреннюю поддержку части сельских тружеников как идея возвращения к земле и част­ному крестьянскому и родовому общинному труду в традиционном хозяйстве. Такое отношение было характерно не для всех российских регионов.

Несмотря на то, что к концу ХХ столетия все еще рано было говорить о стабилизации экономики села, в целом аграрная реформа 1990-х годов при­вела к созданию частного сектора сельской эконо­мики, основными субъектами которого стали кре­стьянские хозяйства и личные подсобные хозяйства населения. Так, по итогам учета крестьянских хо­зяйств на 1 января 2000 г., всего по республике было 4092 крестьянских хозяйства с общей площа­дью предоставленной земли 177 175 га, в том числе сельхозугодий – 145 546 га, или 82,1% (из них 18 693 га (12,8%) пашни, 126 853 га (87,2%) сеноко­сов, пастбищ и залежей). Из общей площади пре­доставленных земель 157 350 га (88,8%) были пере­даны во владение с правом наследования, 19 825 га (11,2%) – в аренду.

С января 1992 г. по 1 января 2000 г. прекратили свою деятельность 1292 кресть­янских (фермерских) хозяйства. Соотношение во владении крестьянских хозяйств земельными участками практически сохранилось на уровне 1995 г., при этом доля хозяйств с землей до 20 га увеличи­лись до 54,4%, а к крупноземельным с товарным производством были отнесены 6,2% всех крестьян­ских хозяйств. К этому времени наибольшее число крестьянских хозяйств было создано в Усть-Алданском (453), Мегино-Кангаласском (402), Ленском (372), Намском (362) и Чурапчинском (312) районах [ОВА МСХ РС (Я), Ф. 55. Оп. 35. Д. 340. Л. 25-30].

В 2000-е годы в России проводились реформы, целью которых была модернизация страны на ос­нове нового государственного менеджмента, вне­дрения принципов эффективности производства и инноваций. Наиболее значительными событиями в аграрном развитии России в этот период стали реализация национального проекта «Развитие Агропромышленного комплекса (АПК)» (2006-2007 гг.) и Доктрины продовольственной безопасности РФ (2010 г.), а также присоединение страны к ВТО (2012 г.) [Реформы..., 2016, С. 12-86]. Период рефор­мирования 2000-х годов специалисты определили как прогрессирующий динамизм, характеризовав­шийся общей ориентацией на придание устойчиво­сти и стабилизации аграрному сектору экономики, реформирование структуры производственной и со­циальной сфер. В качестве позитивных результатов на данном этапе рыночных преобразований был назван переход на новый уровень в аграрной сфере, характеризовавшийся формированием рациональной структуры АПК, повышением уровня агротехноло­гий, экономической самостоятельности и активно­сти субъектов аграрного рынка, развитием марке­тинговой стратегии сельскохозяйственного произ­водства, импортозамещения на внутреннем рынке, активизацией экспорта в страны ближнего и даль­него зарубежья, возрастанием доходов сельского на­селения, формированием конкурентоспособности агропродовольственной продукции и т.д. Негатив­ными результатами, по их мнению, явились: ост­рый дефицит кредитных ресурсов и низкая их дос­тупность для сельскохозяйственных товаропроизводителей, отсутствие ясной таможенно-тарифной политики и страхования в сельском хозяйстве. И в целом при общем понимании необходимости более активного участия государства в регулировании аг­рарной сферы бюджетные федеральные ассигнова­ния продолжали сокращаться: в 2007 г. доля расхо­дов на сельское хозяйство снизилась по сравнению с 2000 г. в 3,6 раза, а объем средств на поддержку аграрного сектора составлял 38% от его потребно­сти [Матвеев, Захарова, 2009, С. 56, 233].

Республика Саха (Якутия) относилась к числу тех регионов, которые уделяли внимание вопросам государственного регулирования и поддержки от­расли в условиях изменений, произошедших в бюд­жетном законодательстве – 97% финансирования осуществлялось из регионального бюджета [Там же, С. 59-60]. В контексте федеральных целевых про­грамм по социально-экономическому развитию села и сельского хозяйства с 2002 г. в аграрной сфере республики действовал комплексный программно­-целевой принцип развития. В 2002-2011 гг. после­довательно друг за другом реализовывались две государственные программы: «Социально-экономи­ческое развитие села Республики Саха (Якутия) на 2002-2006 годы и на период до 2010 года» и «Соци­ально-экономическое развитие села Республики Саха (Якутия) на 2007-2011 гг.», главной целью ко­торых являлось повышение уровня жизни сельско­го населения. Первая программа была направлена, в частности, на сокращение безработицы в сель­ских улусах. Официальные данные показывают, что в реализацию программы оказалось вовлечено практически все сельское население республики: 305 предприятий, 165 подсобных хозяйств, 270 ро­довых общин, более 4 тыс. крестьянских (фермер­ских) хозяйств и 118 тыс. личных подсобных хо­зяйств населения. Основными сферами инвестиций стали: пищевая промышленность – 23%, водоснабжение – 23%, объекты социального развития се­ла – 28%, объекты сельскохозяйственного и про­изводственного назначения – 26%. В рамках программы были осуществлены мероприятия по газификации сельскохозяйственных районов, разви­тию малой энергетики, формированию системы за­готовки и переработки сельскохозяйственной про­дукции, орошению земель, созданы 16 МТС для обслуживания потребностей сельхозпроизводителей, построены новые скотоводческие помещения.

В то же время за пять лет финансирование пер­вой программы было исполнено лишь на 56,6%, из запланированных 33,3 млрд руб. фактически было получено 18,8 млрд руб., в том числе 17,9 млрд руб. из республиканского бюджета. Динамика основных показателей социального развития села и состояние инфраструктуры в большинстве сельских улусов в целом оставались неудовлетворительными [Егоров, Дарбасов, 2008, С. 152-164]. Вместе с тем стоит за­метить, что реализация программы проходила в сложных условиях преодоления аграрно-экономиче­ского кризиса, попыток стабилизации экономики республики. В этот период продолжалась законо­творческая работа, были приняты и дополнены основные законы РС (Я), по настоящее время регули­рующие отношения в аграрной сфере: о личном подсобном хозяйстве граждан (2000 г.), об охране и использовании генофонда якутского скота (2001 г.), о табунном коневодстве (новая редакция, 2003 г.), сайылыках (2003 г.), о приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения на территории РС (Я) (2003 г.), о мелиорации земель (2003 г., новая редакция), о государственном регули­ровании обеспечения плодородия земель сельскохо­зяйственного назначения (2005 г.), о государственной поддержке товаропроизводителей (2005 г.).

В рамках второй республиканской программы была продолжена работа по стимулированию раз­вития всех отраслей экономики в сельской местно­сти республики с учетом необходимости сохране­ния традиционного уклада жизни сельского населения. Были разработаны подпрограммы раз­вития агропромышленного комплекса, табунного коневодства, традиционных отраслей Севера, сель­скохозяйственной кооперации, сельских террито­рий. С 2002 г. проводились программные мероприя­тия по семейной экономике на селе, направленные на переориентацию домашних хозяйств с обеспече­ния семей дополнительными продуктами питания на обеспечение самозанятости населения и форми­рование альтернативных источников дохода в усло­виях рыночных отношений. В 2006-2007 гг. реали­зовывался приоритетный национальный проект «Развитие Агропромышленного комплекса», вклю­чавший в себя: обеспечение ускоренного развития животноводства; стимулирование развития малых форм хозяйствования и сельской кредитной коопе­рации, создания заготовительных, перерабатываю­щих и снабженческо-сбытовых структур; развитие сельскохозяйственного лизинга, включая поставку по лизингу племенного скота; реализацию мер, на­правленных на привлечение кредитных ресурсов с субсидированием процентных ставок; совершенст­вование системы земельно-ипотечного кредитова­ния. Отдельными направлениями проекта были подпрограммы по развитию северного домашнего оленеводства и табунного коневодства.

В 2012 г. произошло принципиальное разделение социальной политики в сельской местности и за­дач развития сельского хозяйства. Эти изменения начались в рамках государственной программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Республики Саха (Якутия) на 2008-2011 годы», принятой вслед за аналогичной федеральной программой 2007 г. Одноименную программу разработали и на 2012-2016 гг., отдель­но также утвердили комплексную программу «Ус­тойчивое развитие сельских территорий Республи­ки Саха (Якутия) на 2013-2016 годы и на период до 2020 года». Для стимулирования производст­венной и социальной инициативы на местах было принято законодательное решение о передаче с 2012 г. части полномочий в области сельского хо­зяйства на уровень муниципальных районов, а за­тем и поселений.

2013 год стал Годом села в РС (Я) и тогда же в контексте разделения республики на четыре исторически сложившиеся территориаль­ные зоны – промышленную, сельскохозяйственную, арктическую и центральную – на уровне высших органов власти было решено, что потреб­ности аграрной и арктической зоны, где уровень жизни объективно ниже, требуют первоочередного внимания и нестандартных подходов. Сохранялся приоритет развития инфраструктуры сельского хо­зяйства: создание агрокластеров, строительство современных жилых кварталов, инженерных и со­циальных объектов; продолжение работы по вводу локальных водопроводов и газификации населен­ных пунктов; перевод жилья на централизованное отопление.

В 2000-2005 гг. в производстве продукции сель­ского хозяйства наблюдался постепенный рост доли крестьянских (фермерских) хозяйств – с 11,7 до 22,3%, при этом удельный вес организаций сни­зился незначительно – с 20,8 до 19,8%, а доля хозяйств населения уменьшилась на 9,6% – с 67,5 до 57,9%. В 2005-2010 гг. произошло увеличение доли организаций с 19,8 до 27% (на 7,2%) и фер­мерских хозяйств с 22,3 до 25,5% (на 3,2%), доля ЛПХ снизилась с 57,9 до 47,5% (на 10,4%). В 2010-2015 гг. наблюдалась относительная стабиль­ность: доля сельскохозяйственных организаций со­ставила в среднем 26,3%, ЛПХ – 48,2%, крестьян­ских (фермерских) хозяйств – 25,6% [Республика Саха (Якутия)..., 2016, С. 421-462; Даянова и др., 2018]. В 2000-2015 гг. в структуре валовой продук­ции сельского хозяйства республики традиционно преобладала продукция животноводства – в сред­нем 71,0%, растениеводства – в среднем 29,0% [Там же, С. 422].

За 2005-2010 гг. немного повысились показатели удельного веса по производству мяса (с 13,3 до 27,1% и с 20,5 до 29,3%) и молока (с 12,4 до 17,7% и с 24,3 до 33,5%) у сельскохозяйственных органи­заций и крестьянских (фермерских) хозяйств соот­ветственно, тогда как у ЛПХ объемы снизились (по производству мяса с 65,0 до 41,0%, молока – с 62,4 до 47,4%). Как раз в этот период осуществля­лась реализация приоритетного национального про­екта «Развитие АПК», направленного в основном на развитие животноводства. В 2005-2010 гг. стар­товали первые инвестиционные проекты. В 2006 г. по сравнению с 2005 г. объем инвестиций в основ­ной капитал в сельском хозяйстве РС (Я) увеличил­ся с 332,8 до 361,5 млн руб. в сопоставимых ценах (на 8,6%), наибольший объем инвестиций был в 2008 г. – 686,7 млн руб., в 2009 г. – 644,7 млн руб.; в 2010 г. изменился до 295,3 млн руб., в 2015 г. со­ставил 204,6 млн руб. [Республика Саха (Якутия)..., 2016, С. 421-462; Даянова и др., 2018].

За 2005-2010 гг. в целом по республике выросло производство скота и птицы на убой в живом весе (с 39,7 до 42,5 тыс. т). При этом в российских свод­ках Якутия часто лидировала и показывала успеш­ность реализации нацпроекта, в основном так же за счет роста поголовья оленей (с 144,5 тыс. до 200,8 тыс. голов) и лошадей (с 130,9 тыс. до 159,8 тыс. голов).

В дальнейшем государственная поддержка была преимущественно направлена на сельскохозяйст­венные организации. По оценкам специалистов, практически половина личных подсобных хозяйств была вовлечена в сельскохозяйственную коопера­цию, широко распространилась практика их реги­страции как крестьянских хозяйств. Таким обра­зом, Якутия становится одним из активных регионов по развитию фермерства и кооперации на селе. Но при этом изменения в структуре произ­водства по категориям хозяйств за 2010-2015 гг. не способствовали увеличению общего объема продук­ции (табл. 37) [Республика Саха (Якутия)..., 2016, С. 421-462; Даянова и др., 2018].

Таблица 37. С. 516
Таблица 37. Показатели животноводства и производство основных видов сельскохозяйственной продукции в РС (Я) за 2000–2015 гг.*

Поголовье в традиционных направлениях жи­вотноводства в 2000-2015 гг. в основном продол­жало сокращаться. Численность крупного рогатого скота после небольшого увеличения (на 1,2 тыс. голов за 2000-2005 гг.) за 15 лет уменьшилась на 93,6 тыс. голов (с 284,5 до 190,9) – на 32,9%. По­головье оленей после сокращения на 12,5% (на 20,6 тыс. голов за 2000-2005 гг.) и увеличения на 28,0% (на 56,3 тыс. голов за 2005-2010 гг.) в 2015 г. (165,3 тыс. голов) фактически вернулось к показа­телю 2000 г. (165,1 тыс. голов); при этом за послед­нее пятилетие поголовье сократилось на 17,7% (35,5 тыс. голов). Только в табунном коневодстве за эти 15 лет наблюдалось увеличение количества ло­шадей на 25,6% (на 43,9 тыс. голов – со 127,6 до 171,5).

Динамика производства основной продукции жи­вотноводства показывает, что некоторая стабилиза­ция показателей в 2000-2010 гг. по объемам мяса (с 32,1 тыс. т до 42,5 тыс. т) и молока (со 164,3 тыс. т до 191,6 тыс. т) сменилась к 2015 г. спадом – 35,5 тыс. т мяса и 164,6 тыс. т молока, что близко к показателям 2000 г.: 32,1 тыс. т мяса и 164,3 тыс. т молока. В производстве яиц сохранялось увеличе­ние объемов (за 2000-2015 гг. с 69,3 млн до 136,4 млн шт.).

Количество разводимых свиней уменьшилось за 2002-2015 гг. на 50,4% (с 49,2 тыс. до 24,4 тыс. го­лов), птиц за 2001-2015 гг. – на 6,8% (с 840,8 тыс. до 783,8 тыс. голов), при этом к 2006 г. уменьши­лось на 6,4%, к 2011 г. увеличилось на 16,1% и к 2015 г. испытало обратный спад – на 16,4%.

Посевная площадь сельскохозяйственных культур в хозяйствах всех категорий в 2000 г. составила 60 603 га, в 2005 г. – 48 682 га, в 2010 г. – 44 185 га, в 2015 г. – 46 338 га. Валовой сбор основных сель­скохозяйственных культур в хозяйствах всех катего­рий составил в 2000 г.: зерновые культуры – 30,2 тыс. т, картофель – 74,6 тыс. т, овощи откры­того грунта – 26,3 тыс. т. Из года в год валовой сбор зерновых был крайне нестабильным: в 2005 г. снизился до 15,7 тыс. т, в 2010 г. – до 11,1 тыс. т, а в 2015 г. стало всего 8,6 тыс. т. Сбор картофеля и овощей открытого грунта тоже постоянно колебал­ся, но спад не был столь ярко выраженным: в 2005 г. – 88,6 тыс. т и 24,0 тыс. т, в 2010 г. – 71,5 тыс. т и 24,6 тыс. т, в 2015 г. – 71,9 тыс. т и 25,9 тыс. т соответственно [Республика Саха (Яку­тия)..., 2016, С. 421-462].

Кроме подведения обобщенных итогов развития сельского хозяйства РС (Я) в указанный период, необходимо рассмотреть результаты с учетом сель­скохозяйственного зонирования республики на ос­нове природно-климатических и экономических особенностей производства. Предлагаемое специа­листами районирование согласно отраслевой спе­циализации позволяет выделить 10 сельскохозяйст­венных зон по группам улусов/районов:

  1. тундро­вая оленеводческо-промысловая (Аллаиховский, Анабарский, Булунский, Нижнеколымский, Усть-Янский);
  2. западная лесотундровая оленеводческо-промысловая (Жиганский и Оленёкский);
  3. северо­восточная животноводческо-оленеводческо-промы­словая (Верхоянский, Момский, Оймяконский, Томпонский и Эвено-Бытантайский);
  4. индигиро-колымская зона мясо-молочного скотоводства и про­мыслов (Абыйский, Верхнеколымский, Среднеко­лымский);
  5. западно-вилюйская зона мясо-молочного скотоводства, коневодства и земледелия (Верхневилюйский, Нюрбинский, Сунтарский);
  6. восточно-вилюйская зона мясо-молочного скотоводства и ко­неводства (Вилюйский, Горный, Кобяйский);
  7. юго-­западная молочно-мясо-картофельно-овощная зона (Ленский, Мирнинский, Олёкминский);
  8. пригород­ная зона молочно-мясного скотоводства, картофе­ле- и овощеводства (Намский, Хангаласский и пригороды г. Якутска);
  9. лено-амгинская зона мясо­-молочного скотоводства, коневодства и земледелия (Амгинский, Мегино-Кангаласский, Таттинский, Усть-Алданский, Чурапчинский);
  10. южная животно­водческо-оленеводческо-промысловая (Алданский, Усть-Майский, Нерюнгринский) [Тихонов, 1996, С. 7; Сельское хозяйство..., 2001, С. 11-12].

Так, в первых двух зонах оленеводческо-промы­словой специализации с моноотраслевым характе­ром животноводства произошли колоссальные по­тери в этнообразующей хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера – до­машнем оленеводстве. Основной спад наблюдался в 1990-е годы (катастрофическое снижение на 63,2%, или на 110 531 голову), некоторое наращивание по­головья в 2000-е годы (на 22,6%, или на 18 755 го­лов) сменилось последующим сокращением к 2015 г. (на 10,8%, или на 9020 голов). При этом в обеих зонах содержались в среднем 48,0% всех оленей республики. Всего же за 25 лет сокращение поголо­вья в оленеводстве региона составило 56,8% (на 205,6 тыс. голов) [Санникова, 2015, С. 109, 114; Ста­тистический ежегодник..., 2019, С. 365].

Практически для всех сельских жителей респуб­лики, а также для большей части якутян, которые проживают в поселках городского типа и городах районного значения, исторически сложившийся об­раз жизни непосредственно или в значительной мере связан с традиционной хозяйственной дея­тельностью. По итогам Всероссийской сельскохо­зяйственной переписи 2006 г., в РС (Я) было 145 154 хозяйства всех категорий, из них 95,7% со­ставили личные подсобные и другие индивидуаль­ные хозяйства населения (138 890), 2,9% – кресть­янские (фермерские) хозяйства (4165, 15 616 работ­ников), 0,4% – ИП в сельском хозяйстве (614), 0,2% – крупные и средние сельскохозяйственные организации (333, 11 026 работников), 0,2% – ма­лые сельскохозяйственные предприятия (2286 ра­ботников), 0,2% – подсобные хозяйства несельско­хозяйственных организаций (310), 0,3% – неком­мерческие объединения граждан (480). По данным переписей 2002 и 2010 гг., 7,8% (104 455 чел.) и 7,6% (99 696 чел.) населения соответственно указали лич­ные подсобные хозяйства как источник средств к существованию. Из них в 2010 г. 1,2% (10 650 чел.) указали их как основной источник [Социальное положение..., 2018, С. 83].

В 2000 г. в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве были заняты 50 073 чел. (10,9% от всех занятых), в рыболовстве и рыбодобыче – 346 чел. (0,1%), в 2010 г. численность занятых в данных от­раслях составила 42 078 чел. (8,7%) и 727 чел. (0,2%), в 2015 г. – 32,9 тыс. чел. (6,8%) и 1,4 тыс. чел. (0,3%) соответственно [Там же, С. 56-59]. Однако среднесписочная численность работников (без внешних совместителей) в сельском хозяйстве, охо­те и лесном хозяйстве была намного ниже и посто­янно уменьшалась: в 2000 г. – 25 519 чел., 2010 г. – 10 578 чел., 2015 г. – 8627 чел. [Там же, С. 60]. В рыболовстве и рыбодобыче среднесписочная чис­ленность работников составила в 2000 г. – 346 чел., 2010 г. – 768 чел., 2015 г. – 640 чел. При этом среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников сельского хозяйства, охоты и лес­ного хозяйства в 2000 г. составила 2015,3 руб., или (44,4% средней заработной платы по РС (Я), 2010 г. – 10 866,6 руб., или 37,9%, 2015 г. – 20 816,3 руб., или 38,1%. В рыболовстве и рыбодобыче такое соотношение демонстрирует еще боль­ший контраст: в 2000 г. 2317,4 руб. (51,1% средней заработной платы по республике), 2010 г. – 8564,9 руб. (29,8%), 2015 г. – 15 470,4 руб. (28,3%) [Там же, С. 89].

Тяжелейшими последствиями социально-эконо­мического кризиса в республике в 1990-е годы ста­ли падение сельскохозяйственного производства и рост безработицы на селе; все это привело к зна­чительному уменьшению численности населения в сельской местности. Безвозвратная социальная ми­грация сельских жителей в городские поселения республики стала массовой и являлась одной из форм их адаптации к меняющимся условиям жиз­недеятельности. С 1990 по 2000 гг. численность сель­ского населения уменьшилась на 5,9% (на 21 676 чел.), а далее, к 2010 г., – на 0,7% (на 2496 чел.). В 2010-2015 гг. численность сельского на­селения сократилась на 3,4% (на 11 795 чел.) на фоне общего возрастания масштабов внутренней миграции в республике с 2011 г. [Республика Саха (Якутия): особенности..., 2018, С. 17-21].

Наряду с аграрной реформой еще одной важной мерой, которая должна была значительно улучшить жизнь сельчан, стало строительство водовода в за­речные, наиболее засушливые районы Якутии. 15 июня 1992 г. вышло постановление Правительст­ва Республики Саха (Якутия) № 256 о строительст­ве объектов водоснабжения Заречья. Была создана объединенная дирекция «Ленаводстрой» во главе с И.Г. Гаврильевым. Предусматривалось строительство трех магистральных водоводов: р. Лена — оз. Туора-Кюель (Чурапчинский улус) протяженностью 125,7 км; с. Бедимя — оз. Нал (с. Тюнгюлю, Мегино-Кангаласский улус) протяженностью 39 км и р. Лена — оз. Мюрю (с. Борогонцы, Усть-Алданский улус) протяженностью 73,7 км.

В августе следующе­го года было утверждено технико-экономическое обоснование обводнения и водоснабжения Мегино-Кангаласского, Чурапчинского и Таттинского рай­онов. Согласно проекту, общая протяженность во­довода составляла 151,3 км, в том числе 105 км – с диаметром стальной трубы 1020—1220 мм и 45 км земляных каналов без труб. Для водовода на про­токе р. Лены планировалось построить одну плаву­чую основную станцию «Роса» и четыре вспомога­тельные насосные станции в населенных пунктах Нижний Бестях, Майя, Табага и Бютейдях. По проекту, этот водовод каждое лето регулярно дол­жен был перебрасывать из Лены 20 млн м3 воды в 30 населенных пунктов для обеспечения питьевой водой населения (всего около 70 тыс. чел.), 60 тыс. голов крупного рогатого скота и орошения 32 тыс. га сельхозугодий. Кроме того, планировалось орошать примерно 20 сайылыков (летников) с 4 тыс. га паст­бищ и сенокосов. Ставилась задача коренным обра­зом улучшить жизнедеятельность селян одной из основных сельскохозяйственных зон Якутии [Его­ров и др., 2014, С. 43].

Несмотря на рост инфляции, объемы финансиро­вания строительства водоводов до 1996 г. увеличи­лись, но с 1997 г. они резко сократились, что отри­цательно повлияло на сроки завершения работ. За эти годы доля финансирования из республиканско­го бюджета составила 89,8%, из федерального – 11,6%; всего же в проект было вложено 240,8 млн руб. вместо запланированных 977,5 млн руб. Второй ма­гистральный водовод Лена — Мюрю был завершен в сентябре 1996 г. Согласно акту приемки, фактиче­ская протяженность водовода составила 73,71 км с ежегодным объемом потребления воды 2995 тыс. м3. Строительство же первого водовода до оз. Туора-Кюель из-за ликвидации дирекции «Ленаводстрой» и резкого сокращения финансирования не было за­вершено.

В начале 2001 г. вышел Указ Президента РС (Я) М.Е. Николаева, в котором завершение строитель­ства водовода Лена — Туора-Кюель, продленного до р. Таатта, объявлялось особо важной задачей республиканского значения. К строительству были привлечены организации Усть-Алданского, Мегино-Кангаласского, Чурапчинского, Таттинского, Амгинского улусов и Якутска. Таким образом, были созданы местные строительные организации по монтажу магистрального трубопровода. Строитель­ными материалами объект обеспечивали домостроительный комбинат г. Нерюнгри, Жатайский судоремонтный завод, ОАО «Сахаавтотранс», ОАО АК «Железные дороги Якутии» и др. Всего задей­ствовали 31 предприятие, 130 единиц техники, 41 сварочный агрегат, 250 чел. В сентябре 2001 г. был принят в эксплуатацию водовод р. Лена — оз. Туора-Кюель — р. Таатта протяженностью 147,3 км, из них трубный участок 104,7 км с 28 насосными станциями. Центральная плавучая насосная станция «Роса-238» была доставлена из Рыбинска Северным морским путем. Однако, несмотря на то, что было объявлено о завершении первого пускового комплекса уникальной стройки, он не заработал на полную проектную мощность из-за отсутствия необходимой высоковольтной электролинии, которая была построена и введена в эксплуатацию лишь в 2012 г. [Егоров и др., 2014, С. 44-45].

В 2002-2005 гг. был построен третий магистраль­ный водовод Бедимя — Нал в Мегино-Кангаласском улусе. Протяженность этой магистрали соста­вила 20 км железных труб, из них 11 км труб диаметром 630 мм и 9 км – 530 мм. Эта система должна была обеспечивать питьевой и технической водой крупное село Тюнгюлю и ближайшие пять поселков с общей численностью населения около 6 тыс. чел., однако из-за технических недоработок проекта она так и не была принята в эксплуата­цию.

Общая протяженность введенных магистральных водоводов составляет 223 км. К сожалению, они не вышли на проектную мощность, по которой объем перекачки воды ежегодно летом должен был со­ставлять по водоводу Лена — Туора-Кюель — Таатта 20 млн м3, а по водоводу Лена — Мюрю — 1,8 млн м3 [Там же, С. 47]. В то же время из года в год увеличивались общие эксплуатационные затра­ты на содержание водоводов. В результате уникаль­ные, построенные в условиях вечной мерзлоты и экстремального климата Якутии магистральные во­доводы были практически заброшены. В настоящее время стоит задача их эффективного использова­ния и продолжения работ по обеспечению водо­снабжения сельских районов республики.

Таким образом, аграрная реформа 1990-х годов, целью которой был перевод сельского хозяйства и промыслов на рыночные отношения, не дала ожи­даемых результатов, что выразилось в спаде произ­водства, ухудшении экономического и финансового положения сельских товаропроизводителей. Основ­ным итогом реформы в республике стало изменение структуры землепользования и характера земельных отношений. В результате перехода к ры­ночным отношениям распались совхозы как круп­ные государственные сельскохозяйственные пред­приятия, появились новые формы хозяйствова­ния: личные подсобные хозяйства, крестьянские (фермерские) хозяйства, родовые общины и сельскохозяйственные организации различных форм собственности.

В 2000-2015 гг. реформирование в аграрной сфе­ре республики происходило в условиях объявлен­ной модернизации российской экономики. Тенден­ция расширения частного сектора в 2000-е годы постепенно сменилась политикой поддержки круп­ных хозяйств и кооперативных объединений. В то же время комплексное видение решения проблемы социально-экономического развития села смени­лось разделением мер поддержки сельскохозяйст­венных производителей. Сельское хозяйство и про­мыслы, оставаясь основной традиционной хозяйст­венной деятельностью коренного сельского населе­ния в экстремальных природно-климатических условиях Якутии, продолжают испытывать трудности при адаптации к общероссийским трансформа­циям. Это связано с невысоким объемом рынков сбыта, ограниченностью транспортной доступности и инженерных коммуникаций, высокими производственными издержками. Требуют решения зада­чи повышения эффективности использования зе­мель сельскохозяйственного назначения, централи­зованного учета оленьих и конских пастбищ, со­вершенствования муниципального земельного учета и контроля, создания системы гарантированного закупа, хранения и сбыта продукции. Механизмы поддержки не стимулируют повышение производи­тельности сельскохозяйственного труда, а лишь способствуют сохранению текущего состояния хо­зяйств. Как подчеркивают специалисты, прежде чем начать реализовывать стратегические направ­ления развития сельского хозяйства республики, необходимо решить проблемы социально-производственной инфраструктуры региона и найти пути выхода из организационно-экономического кризиса в аграрном секторе [Даянова и др., 2018].